Сторонник Альхеева подозревается в контрабанде нефрита

Как сообщает ИА «Информ-Полис», на днях таможня Бурятии завела уголовное дело на одного из крупных недропользователей республики. Под прицелом правоохранителей вновь оказался оскандалившийся ранее директор ООО «Сибирьгеология» 68-летний Александр Секерин — бывший начальник главы Тункинского района Ивана Альхеева, и горячий его сторонник.

Александр Секерин

Отметим, Александр Секерин активно выступал в поддержку Ивана Альхеева в комментариях тункинских новостных порталов под ником «Александр», не гнушаясь самым низкопробным троллингом. Но это не самое главное. Не исключено, что он мог оказать Ивану Альхееву финансовую поддержку на выборах 2016 года, а также иметь некие совместные дела после того, как Иван Альхеев стал главой района. Ведь Александр Секерин свыше 15 лет занимается добычей нефрита в Окинском районе, а единственный путь его легального и контрабандного вывоза пролегает через Тункинский район.

Широкой общественности Александр Секерин стал известен в апреле 2018 года, прогремев в скандале о незаконной добыче нефрита. МВД РБ изъяло и приобщило к уголовному делу свыше 110 тонн камня стоимостью более 100 млн рублей.

По информации «Информ-Полиса», 30 апреля 2018 года на Александра Секерина возбудили по п. б ч. 2 ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство». Точнее, за добычу нефрита без лицензии на Горлыкгольском месторождении в Окинском районе. Незаконная добыча, по версии правоохранителей, велась в 2016 и 2017 годах. Александр Секерин получил право пользования участками для добычи нефрита на бесконкурсной основе как ветеран геологии. Эти участки он сам выбрал и зарегистрировал в соответствующих госорганах. Произошло это 8 июля 2002 года. Таким образом, за предприятием «Сибирьгеология» (основанным Секериным) числились некие небольшие участки земли, на которых он официально работал. По его документам, добыча велась с жил под номерами 10, 36 и 37. На этих трех жилах он добывал нефрит долгие годы, пока в 2014 году на месторождения не наведалась выездная проверка комиссии Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). Специалисты постановили, что жилы под номерами 36 и 37 лежат за пределами границ лицензионного участка ООО «Сибирьгеология». Таким образом, становится понятно, что подземные залежи нефрита выходят далеко за пределы очерченных границ предприятия Секерина. То ли опытный геолог с 30-летним стажем не углядел ошибки в координатах своих участков на момент регистрации, то ли на тот момент именно такая регистрация участков была выгоднее всего для добычи.

Однако, по информации «ИП», все это время добыча нефрита Александром Секериным не прекращалась уже за пределами участка, и геолог так и не исправил ошибку в документации и не приостановил добычу. Через год Роснедра провели конкурс на разработку нефрита в Окинском районе. Его выиграло АО «Забайкальское горнорудное предприятие» (ЗГРП). Предприятие получило в распоряжение протяженную территорию, куда по факту вошли и жилы под номерами 36 и 37. Но 28 января 2016 года Александр Секерин, почувствовав, что у него могут возникнуть проблемы с точки зрения законности недропользования, решил оспорить итоги конкурса в Арбитражном суде. В исковом заявлении, он признал, что жилы №№ 36 и 37 лежат за пределами его участка. Спустя два месяца, видимо, поняв оплошность, он заявление из суда забрал.

Следователи же считают сам факт с подачей и отзывом искового заявления одним из первых доказательств того, что руководитель «Сибирьгеологии» имел умысел на незаконную добычу нефрита на жилах (36 и 37), которые теперь находятся на участке ЗГРП. Это был первый звоночек.

Вот здесь начинается самое интересное. Каждый недропользователь обязан отчитываться перед государством об объемах своей добычи. Исправно этим занималась и «Сибирьгеология» Секерина. В этой отчетности нас интересуют, как говорилось выше, два временных отрезка: 16-й и 17-й годы.

Согласно статистической отчетности, за полгода 2016-го (с 1 июля по 25 декабря) фирма Секерина добыла 42 тонны нефрита с жилы № 36 и еще 70 тонн камня с жилы № 10.

В 2017 году (с 8 июня по 25 декабря) «Сибирьгеология» разрабатывала жилу № 37, откуда извлекла порядка 70 тонн нефрита. А с жилы № 10 за то же время добыла еще 30 тонн поделочного камня.

И здесь на свет выступает ООО «Ирбис».

К слову, фирмой «Ирбис» когда-то заправлял глава Тункинского района Иван Альхеев, затем, по данным из Единого государственного реестра, учредителем компании «Ирбис» являлась жена чиновника Аза Альхеева.

Так вот «Ирбис» выступал подрядчиком для «Сибирьгеологии», то есть его работники непосредственно занимались добычей камня. Согласно их показаниям, выяснился занимательный факт — в 2016 году добыча нефрита на жиле № 10 не велась вообще.

Получается, что в отчетной документации Секерин показал одно, а по факту оказалось другое. То есть в 2016 году 70 тонн нефрита материализовалось из воздуха, но такого быть не может, поэтому здесь возникает логическая вилка. Либо «Сибирьгеология» добывала нефрит с жил 36 и 37, а в отчетности указала, что камень достали из 10-й жилы. Либо же камень взялся из каких-либо других, скорее всего, нелегальных источников.

Правоохранители пошли первым путем. Так как жилы 36 и 37 на момент добычи уже были в статусе спорного объекта, а по заключению Роснедр в 2014 году (!) вообще находились за пределами лицензионного участка Секерина, то последний не имел права ничего там добывать. В органах камень подсчитали, и получилось, что заслуженный геолог незаконно добыл порядка 180 тонн нефрита-сырца.

Понятно, что нефрит не добывают просто так. Он весь без остатка идет на продажу. А рынок, по факту, для нефрита один — соседний Китай.

В 2016 году Секерин на этой почве контактировал с китайцами. В частности, с неким Фэн Шаоли (Feng Shaoli), который представлял фирму Anhui Hongfu Jade&Jewellery Co Ltd. Так, в декабре геолог заключил с этой китайской фирмой контракт на поставку 50 тонн нефрита-сырца общей стоимостью 750 тысяч долларов. Без малого более 45 млн рублей.

Чтобы не заставлять ждать китайцев, «Сибирьгеология» уже весной 2017-го начала поставки. Через госграницу за три месяца (с апреля по июнь) перевезли более 10 тонн нефрита стоимостью около 160 тысяч долларов (8 млн рублей). Все бы ничего, но Секерин указал в таможенной декларации, что перевозимый им ресурс добыт на его лицензионных участках, в частности на жилах 36, 37 и 10.

Однако, как мы теперь уже знаем, первые две жилы с 2015 года находятся на участках другого пользователя — ЗГРП. На 10-й жиле в 2016 году добычи не было.

Таким образом, основываясь на материалах дела МВД, таможенники пришли к выводу, что Секерин продал китайцам незаконный нефрит, то есть совершил контрабанду. В итоге после проверок в июле этого года на предпринимателя завели уголовное дело за контрабанду стратегически важных товаров и ресурсов (по ч. 1 ст. 226 УК РФ).

Такое преступление наказывается, согласно УК, лишением свободы на срок от трех до семи лет с большим штрафом.

Отметим, апрельский скандал Александр Секерин объяснял якобы рейдерскими поползновениями конкурентов, и бодро заявлял, что для него всё разрешилось хорошо. Но, как мы видим, это, мягко говоря, не совсем так. И теперь Александру Секерину, крупному недропользователю, который более 15 лет работал на добыче нефрита, светит реальный срок заключения.

Источники «ИП» предполагают, что Александр Секерин может использовать давние знакомства в системе Роснедр, чтобы все свои правонарушения свести к «технической ошибке». Например, он может попросить помощи у давнего друга по геолого-разведочной работе Владимира Бавлова. Последний был хорошо известен в республике в середине «нулевых»: он был главой Баунтовского района и депутатом Народного Хурала. Ныне он занимает пост советника главы федеральных Роснедр.

Сумеет ли Александр Секерин выкрутиться, или его всё же крепко «взяли за жабры», покажет время. Если же рассматривать происходящее в контексте «тункинского раскола» и связанных с ним майских событий, можно предположить, что лагерь сторонников Ивана Альхеева тоже подвергается «зачистке».

Иван Альхеев

И напоследок: напомним, в феврале 2017 года в Тункинском районе была задержана машина, принадлежащая одной из структур районной администрации. В багажнике находилось полтонны нелегального нефрита, водителем был сотрудник фирмы Альхеевых «Улар». По некоторым источникам, в машине присутствовал и сын Ивана Альхеева, но официально эту информацию подтвердить не удалось. В дальнейшем дело как-то благополучно заглохло. Но в контексте истории тесной дружбы Ивана Альхеева и Александра Секерина — делайте выводы, дорогие читатели.

Иероним Баханов

One comment

  1. У меня была похожая проблема, бесплатно прокосультировал Евгений Беляев BelyaevJurist@yandex.ru , попробуйте проконсультироваться может и вам поможет.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.