«В парламенте Бурятии нет ни одного эвенка!» — экс-депутат Народного Хурала

Сегодня наш гость — бывший депутат Народного Хурала Республики Бурятии, бывший лидер Ассоциации коренных малочисленных народов Севера РБ, сотрудник многофункционального центра Улан-Удэ Анна Найканчина. Мы обсудим  с ней общественно-политические и социокультурные вопросы, связанные с эвенками Бурятии.

— Анна Павловна, расскажите, пожалуйста о своей деятельности в Народном Хурале, когда вы были депутатом.

— Я была депутатом Народного Хурала четвёртого созыва. Это были очень плодотворные для меня лично как человека годы. Поскольку до депутатства я работала в правительстве в комитете по межнациональным отношениям, и в то же время была президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера РБ. На протяжении десяти лет я занималась защитой прав КМНС, и поэтому опыт, который я получила в Народном Хурал, опыт законотворческой деятельности и работы с документами – неоценим. Эта работа очень расширила мой кругозор. Очень плохо, что в пятом созыве Народного Хурала, который скоро сменится шестым, нет представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС), которые бы будировали их вопросы. На протяжении этих пяти лет работы пятого созыва, мне кажется, вопросы КМНС вообще не поднимались.

— Сейчас в Народом Хурале нет ни одного эвенка?

— Ни одного эвенка, ни одного сойота. И очень плохо, что это вопрос даже не поднимается. У нас при Народном Хурале есть уполномоченный по правам КМНС Сергей Очирович Берельтуев. Но он никаким образом себя в этом качестве не проявил. Хотя он должен был поднимать наши вопросы перед депутатами, по крайней мере, у него такие возможности были.

— Как получилось, что в Народном Хурале нет ни одного эвенка или сойтота?

— Есть федеральный закон о выборах, чтобы иметь свой округ, нужно иметь необходимое количество избирателей в процентном отношении. И пока не будут внесены соответствующие изменения в закон о выборах, мы эту квоту никогда не выберем. Было бы хорошо, если бы представителя КМНС включали в списки, например, я прошла по списку от «Единой России». Такую практику сейчас надо нарабатывать, вводить, чтобы партии – ЕР, КПРФ, СР – включали в формирующиеся сейчас списки представителей КМНС, которые бы занимались необходимыми вопросами.

— Среди кандидатов, выдвигающихся сейчас на праймериз «Единой России» в Народный Хурал, есть ли представители КМНС?

— По первому округу Ока-Тунка идёт Баир Балданов, сойот. Правда, не знаю, есть ли у него шансы пройти, или нет. А с северных округов нет никого. Я последнее время не слышала, чтобы кто-то из депутатов от северных районов поднимал какие-то вопросы, относящиеся к КМНС.

— Какие вопросы, связанные с КМНС, на ваш взгляд следовало бы поднимать в Народном Хурале

— Это вопросы хозяйственной деятельности, территорий традиционного природопользования. Например, по Баунтовскому району была инициативная группа по приданию Белой горе статуса особо охраняемой природной территории. Правда, я не знаю, чем их инициатива закончилась. Но я думаю, в каждом районе есть святые места, которым необходимо придать особый статус. Или вопросы увеличения финансирования муниципалитетов поселений. Ещё у нас есть вопросы с рыболовством: промышленный лов омуля запретили, выдают квоту только представителям КМНС. Но вступили в действие изменения, касающиеся правил рыболовства, и там очень много ограничение. Есть наболевшие вопросы по оленьим пастбищам. Проблем очень много. Вопросы должны обсуждаться. Но пятый созыв Хурала вообще промолчал, ни разу не обсуждал вопросы коренных малочисленных народов.

— В настоящее время вы заместитель нового главы АКМНС РБ?

— Да, я являюсь заместителем Владимира Аюшеева, Норбо-ламы, избранного летом 2017 года.

— Как вы могли бы оценить его работу?

— У нас недавно было заседание правления. В принципе, мы его работу оцениваем достаточно жестко. Мы разбирали вопрос его деятельности за полтора года. Человек себя как-то ничем особенным не проявил. Понятно, что это общественная деятельность, за которую никто не платит зарплату, и очень сложно на общественных начала ездить из Окинского района решать какие-то вопросы на республиканском уровне. Но человек понимал, куда и на что идёт.

— Как вы можете оценить крупные проекты центра «Арун», такие как «Эвенкийский нимнгакан», «Больдёр», летний лагерь «Аргиш», издание антологии эвенкийской песни, нучно-практическая конференция по князю Гантимуру и другие?

— После того как в центр «Арун» пришла Надежда Егоровна Шеметова, он, конечно, по-другому заиграл. Пошли разные нововведения: конкурсы, популяризация и сохранение языка – чем Надежда Егоровна особенно занимается. Я думаю, она большую работу делает в области культуры. Но надо, наверное, подумать об имиджевой стороне – больше говорить о себе, информировать окружающих о своей деятельности. Центр «Арун» много работает с детьми, со студентами. И эти проекты: фестиваль, спектакли на эвенкийском языке – это очень хорошая идея, которая претворилась в жизнь. Раньше была Мария Бодоуловна Бадмаева, у неё метод работы был совершенно иной, своя методика.

— А что вы можете сказать по поводу журналистской деятельности Надежды Шеметовой? Ведь она ведёт на БГТРК передачу «Улгур».  

— К её журналистской деятельности отношусь, конечно, положительно. Хотя редко нахожу время смотреть сюжеты, в основном, смотрю уже потом, на сайте БГТРК. В своё время, когда ещё был жив Пётр Степанович Гончиков, была хорошая идея с радиостудией «Биракан». Нужно больше сюжетов, рассказывающих о жизни эвенков иных регионов. Ещё, по-хорошему, надо проводить школу молодого лидера, приучать людей, что никто не придёт и за них ничего не сделает. Если человек потерял языковую преемственность, если у него не говорят на эвенкийском в семье, никто его не заставит говорить народном языке.

— А как вы могли бы оценить деятельность Национально-культурной автономии эвенков Бурятии?

— Вообще ничего не видать, не слыхать. Хотя Мария Бодоуловна постоянно где-то заседает от лица НКА эвенков. А я посмотрела их документы – там учредителей всего три человека. Кого они представляют? Трёх человек? Я не слышала, чтобы она где-то объединяла эвенков. Не знаю, чем занимается эта организация. Очень интересный вопрос, на который я не смогу ответить. Вроде бы организация есть, и как будто её нет.

— В этот раз вы решили в Народный Хурал не идти?

— Я десять лет отработала в МФЦ, очень сложно на самом деле совмещать работу депутата с работой по основному месту. Если быть депутатом, то надо уходить в это с головой. Надо бросать работу и заниматься только нормотворческой деятельностью. Поэтому для меня это была большая нагрузка на самом деле. Но работая в МФЦ с заявителями я тоже защищаю права людей.

— Спасибо!

Мурчен Орочонович Гантимуров