Перезагрузка Хурала-2. Весеннее обострение

Год 2018 обещает быть весёлым. К выборам в наш любимый Народный Хурал Бурятии добавляются единороссовские праймериз, которые пройдут в начале лета. Туда уже навострила лыжи куча народу – и старые политические шакалы, и жадные до пиара медиапроходимцы. Так что заруба начнётся ещё до сентября, хотя основная битва произойдёт, конечно осенью. Эдакое весенне-осеннее обострение.

Во что превратился Народный Хурал? В теории парламент республики – законодательная и представительная власть. Народ избирает туда своих представителей, которые отстаивают его интересы, принимая те или иные законы. На практике же Народный Хурал для одних кормушка и богатая старость, для других – лоббирование бизнес-интересов, для третьих – утоление тщеславия, кайф от чувства принадлежности к власти. Ещё можно добавить функцию синекуры для высоких отставников. Эдакий отстойник для заслуженных геронтократов.

Кто проходит в Народный Хурал? Партийные функционеры, «денежные мешки», марионетки влиятельных «зубров». Эти люди включены в неформальную систему властных взаимоотношений, наперекор ей они не пойдут. Глупо надеяться, что они как-то существенно улучшат жизнь простых граждан.

Кто сейчас отирается в Народном Хурале? Толстосумы вроде Бато Семёнова, которого упрекали в национализме, и причастный к скандалу с массовым отравлением в закусочных «ШулэнДо». Или судимый по ст. 286 ч. 1 УК РФ (превышение должностных полномочий) Баян Гуробазаров, с какой-то целью продавливающий поправки в закон о перемещении транспортных средств на спецстоянки. Или древний Матвей Гершевич, цинично протестовавший в Хурале против сокращения VIP-пенсий.

Но самая изюминка – ряд источников сообщает, что в Хурал намылился «самый богатый бурят планеты» Геннадий Айдаев. Да, тот самый, бывший мэр Улан-Удэ. Итоги его правления мы видим по изношенной инфраструктуре города, когда водопровод и канализация регулярно выходит из строя. Остальное тоже в неважнецком состоянии.

«Вы не забыли кто передал в лихие 90-ые электросети за «красивые глаза» олигарху московскому без конкурса? Потом сибирскому толстосуму» Водоканал» за «теплое крепкое рукопожатие» опять же без торгов?», — риторически вопрошает ниспровергатель VIP-пенсий Михаил Гергенов. (К слову, хоть кто-то в Хурале посягнул на привилегии зажравшихся элит).

Не будем вспоминать мелочи вроде ресторанных скандалов. Зато вспомним, как при Айдаеве вопрос установки памятника основателям Улан-Удэ сначала затягивали и тихо зажимали, потом пытались очернить истериками местечковых панмонголистов. Только после ухода Айдаева на месте Верхнеудинского острога были проведены археологические раскопки, а город украсился мемориальными досками в честь первопроходцев Ловцова и Васильева, дипломата Саввы Рагузинского, героев Верхнеудинского казачьего полка, выдающихся горожан Верхнеудинска.

А чем запомнился Геннадий Айдаев? Скандальными историями? Недобрым народным фольклором о традициях решения вопросов? Понатыканными повсюду скульптурами в «звериной» стилистике, которую общественники Бурятии едко окрестили «архитектурной зоофилией»?

В общем, моё мнение: чтобы голосовать за Айдаева, надо крепко стукнуться головой о постамент «зверообразной» скульптуры, поскользнувшись на дешёвой тротуарной плитке. На мой взгляд, этому персонажу находиться в Народном Хурале решительно незачем.

Тем временем в соцсетях раздаются голоса простых граждан о том, что «состав Хурала должен обновиться на 100% молодыми амбициозными профессионалами». Что ж, в республиканский парламент наверное и правда пора дать дорогу молодым энтузиастам, имеющим свежие идеи. (Но только не политрукам-карьеристам, вроде молодого Баира Цыренова из БРО КПРФ). Народный Хурала Бурятии нуждается в переформатировании. Нужна перезагрузка Народного Хурала.

СВТ