Аламжи Сыренов: о разгоне райсовета, отставке Альхеева и передаче Тунки в Иркутскую область

Председатель районного совета депутатов Аламжи Сыренов рассказал о своем видении политического конфликта в Тункинском районе и о том, как его можно разрешить. Эксклюзивное интервью Бабра.

 По слухам, позиции Ивана Альхеева ослабли, и буквально через месяц глава Бурятии отстранит его от должности.

— Насколько мне известно, Альхееву дали десять дней. Срок истекает на этой неделе (9-15 апреля – Бабр).

Десять дней на что?

— На то, чтобы уйти в добровольную отставку.

А если он этого не сделает?

— Он под следствием за мошенничество в особо крупном размере. Кроме того, насколько мне известно, в ФСБ также собраны материалы. Все это просто пустят в ход.

Райсовет ведь тоже на грани роспуска?

— В 2006 году Николай Петухов как глава района принял регламент о райсовете. [В числе прочего] туда был внесен опросный метод голосования. Так серьезные вопросы по бюджету можно было быстро решать, несмотря на большие расстояния между селами.

Текущий созыв райсовета был избран 2014 году, когда опросный метод уже существовал. У прокуратуры к нам претензий не было, в республиканском Комитете территориального развития тоже никаких вопросов не задавали.

Но [через три года заместитель главы района] Алдар Эрдынеев подал на райсовет в суд, хотя по закону не имел права это делать. Так как мы избранный представительный орган, то обратиться к нам с иском могут только прокуратура и глава района.

Нас обвинили в непроведении сессий в течение трех месяцев, что влечет за собой роспуск. Я предоставил суду два решения, принятых за это время опросным методом: одно подписал Иван Альхеев, второе — его заместитель. Де-юре получается, что сессии были, нормативные акты подписаны.

Собраться мы не смогли по ряду причин – депутат [Валерий] Гулгонов как руководитель нацпарка был в командировке, два врача также уехали по работе. Я ходатайствовал о приглашении их в качестве свидетелей – судья мне отказала. И за час приняла решение об установлении юридического факта непроведения сессий, что является основанием для роспуска райсовета.

За этими 18 депутатами стоят минимум 14 тысяч избирателей. Это избранный орган. И вот так, за час, решать вопрос [недопустимо]. Мы подали апелляцию в Верховный суд Бурятии, но он оставил решение в силе. Мы не остановились и подали кассацию, она еще рассматривается. Но так как апелляцию отклонили, райсовет можно распустить через Народный Хурал.

Вы считаете, что за этим кто-то стоит?

— Я не могу так сказать. Но специализирующиеся на подобных делах адвокаты не понимают, почему суд принимает такие решения.

Иван Альхеев ведь не может повлиять на Верховный суд Бурятии?

— Ну, почему? У нас здесь все возможно (смеется).

20 апреля райсовет должен был заслушать отчет Альхеева по итогам года. За первый год работы мы поставили ему оценку «неудовлетворительно». Согласно закону 131-ФЗ, если депутаты два года подряд ставят главе муниципалитета «неуд», то могут отстранить его от должности, так как он не справляется с обязанностями.

Но ведь законопроект о роспуске райсовета будет рассмотрен депутатами Хурала только на сессии 24 апреля. Это значит, что райсовет успеет отправить Альхеева в отставку еще до роспуска?

— На практике он, скорее всего, просто прогуляет отчет 20 апреля. В 2017 году мы ждали его до мая.

Сегодня Тункинский район стоит на грани юридического коллапса. 24 апреля в Народном Хурале также рассмотрят вопрос о назначении глав районов на конкурсной основе. Но сейчас устав нашего муниципалитета подразумевает только прямые выборы. Изменить это может только райсовет, а он будет распущен.

Если Альхеева снимут с должности, то в единый день голосования в Тунке будут выбирать главу района, депутатов райсовета, депутатов Народного Хурала от района и глав 12 сельских поселений из 14. Война будет серьезная.

А как население Тунки к этому относится?

— Людям все это давно надоело. Мне тоже. Я и главе республики уже говорил, что готов уйти, если он видит во мне корень всех зол.

Я заходил к Ивану [Альхееву] и предлагал нормально работать вместе на благо района. Он молча покивал головой, и ничего не изменилось. Райсовет будто отрезан от жизни, на совещания и мероприятия нас не приглашают.

Юридической поддержки у нас нет – до избрания Ивана Александровича нам помогали юристы при администрации района. Теперь они подают на нас в суд.

Сторонники Альхеева пишут, что на рабочем месте мы не появляемся — но у райсовета просто нет работы. Я на протяжении 20 лет служил в правоохранительных органах и не знал, что такое выходной день. А теперь вынужден сидеть, как свадебный генерал. Поэтому я снял офис в Улан-Удэ – так я могу решать хоть какие-то вопросы по району, работать с министерствами и депутатами.

Есть предположение, что конфликт в Тунке может завершиться назначением стороннего человека главой района. Допускаете ли вы это?

— Допускаю. Но ведь район району рознь, а у нас всех принято всех мерить по одним меркам. В Бурятии каждый муниципалитет разный – по специфике, по менталитету, по населению. И Тунка среди других районов стоит особняком.

Кроме того, в районном совете работают уважаемые люди – бывший глава района Николай Петухов, директор Тункинского нацпарка Валерий Гулгонов, заслуженный работник агропромышленного комплекса Леонид Янданов – В Тунке все его знают. Их же так просто не уберешь, за каждым из них стоят люди.

И если придет сторонний человек, от него будут ждать ошибку. А когда он ее совершит, на него накинутся всем скопом – ситуация станет даже хуже, чем сейчас.

Я считаю, что главе Бурятии нужно собирать правительство и принимать общее решение, которое устроило бы всех. Пусть главой района станет компромиссная фигура, но обязательно выходец с Тунки, иначе толку от этого не будет.

Будете ли вы снова претендовать на пост главы Тункинского района?

— Нет, хватит. Я служил 20 лет и никогда не был одиозной фигурой. А тут из меня за два года сделали какого-то страшного человека. Плата ли за публичность? Да, пожалуй.

Вы собираетесь полностью оставить политику или готовы остаться на какой-либо должности в районе?

— Я готов помогать району. Если мне предложат баллотироваться в Народный Хурал, то я, конечно, соглашусь. Но это будет ясно только после того как главы поселений, активы и старейшины соберутся и примут решение. Два года назад я проиграл выборы [главы Тункинского района] и хотел уйти, но мне просто не позволили. Я стал заложником этой ситуации.

На ваш взгляд, что будет лучше для района – прямые выборы или назначение главы конкурсной комиссией

— Когда глава администрации главы Бурятии Баир Цыренов в последний раз приезжал в район, я предложил ему, на мой взгляд, оптимальный вариант. Если конфликт возник из-за меня и Альхеева – пусть уберут нас обоих, но оставят райсовет, который изменит устав и назначит нового главу на конкурсной основе.

Конфликта как такового нет – районный совет никогда не пытался действовать во вред, хоть и имел такую возможность. Иван Александрович занял удобную позицию – все ему мешают. Мешает Самаринов, который забыл про район, мешает райсовет, мешает еще кто-то.

На выборах президента он провалил явку (Тункинский район занял последнее место по явке на выборах президента среди всех муниципалитетов Бурятии – Бабр). Прокуратура провела проверку – агитация проводилась слабо. Но Альхеев обвинил райсовет, хотя нас даже не приглашали в штаб и исключили из этой работы.

Ну, мы же не совсем дураки, чтобы идти против президента России?

В конце марта в эфире радио «Комсомольская правда» Бато Багдаев предложил передать Тункинский район Иркутской области. Поднималась ли эта тема когда-нибудь на самом деле?

— Этот вопрос обсуждается с советских времен. Раньше — не так остро, но после кризиса 90-х люди стали активно об этом говорить. Бензин у нас самый дорогой в Бурятии, развития курортов почти нет – на них обратили внимание только после указаний Путина по развитию внутреннего туризма. Если бы Иркутская область со своим бюджетом взяла бы район, то он, наверное, стал бы второй Белокурихой.

Я не могу говорить, что это общее мнение, скорее, 50/50. Но ощущение такое есть.

Бабр24

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.