Центр на связи. В Кремле обратили внимание на Бурятию

Республика добилась внимания федеральной власти, осталось его оправдать.
Последний, 2017, год ознаменовался для Бурятии большими переменами. Можно сказать, тектоническими сдвигами и в управленческих кадрах, и в расстановке сил, и в приоритетах развития. Это следствие того, что к республике решил присмотреться федеральный центр.

«Отбросить все…»

Раньше «кремлевские небожители» воспринимали Бурятию как далекий, периферийный регион и мало интересовались ее жизнью. Республика по сути была предоставлена самой себе, процессы были пущены «на самотек», чем вволю пользовались ее застарелые властные кланы. Но в какой-то момент дела в регионе пошли настолько неважно, что поневоле привлекли внимание центра. Чтобы навести порядок, Бурятию для начала включили в «эксперимент» президента страны по обновлению губернаторских кадров. Напомним, в начале минувшего года Владимир Путин отстранил сразу нескольких губернаторов, заменив их «молодыми технократами». В их числе оказался Алексей Цыденов, сменив «обросшего» антирейтингом Вячеслава Наговицына. Новый глава республики энергично принялся за преобразования, заодно сильно потеснив старые властные группировки. Приходится признать, что застарелые властные кланы не смогли сделать Бурятию процветающей.

«Нужно отбросить все, что мешает обновлению России. У нас много всего накопилось. Кто мешает ее снова сделать молодой и перспективной и устремленной вперед? Вот это все должно быть вычленено и отброшено в сторону», – заявил Владимир Путин на съезде «Единой России».

Дошла очередь

Что же думают обо всех этих переменах эксперты, экономисты и политологи? По мнению заведующего кафедрой ВСГУТУ «Экономика, организация и управление производством», профессора Виктора Беломестнова, действительно Кремль обратил на Бурятию более пристальное внимание после ряда происшествий.

– Здесь несколько факторов. Это и вопросы, связанные с Байкалом в Год экологии, и с проблемой природных катаклизмов – лесных пожаров, засухи и так далее. Это пробудировало внимание к Байкалу, и естественно, к республике. Второй фактор – до Бурятии «дошла очередь». Ведь центр не всегда в полной мере мог уделить внимание периферии, – говорит Виктор Беломестнов.

Виктор Беломестнов

Ученый отметил, что Бурятия выделяется особыми режимами хозяйствования и особым геополитическим положением. Эти факторы – экология, граница, возможность войти в «Шелковый путь» – позволяют Бурятии находиться на аттракторе развития экономики России. По его мнению, усилившееся внимание к Бурятии должно иметь положительные последствия, если регион начнут двигать исходя из его преимуществ. Обратная сторона – когда какие-то негативные происшествия в республике имеют больший резонанс. Виктор Беломестнов отмечает, что про Бурятию «долго забывали» и «мало помогали в развитии инфраструктуры», но «сейчас социальная инфраструктура строится большими темпами. Речь возникла о приведении в соответствие роста инженерной, транспортной, энергетической и остальной инфраструктуры». Ученый положительно оценивает кадровую политику Алексея Цыденова. По его мнению, новый глава придал динамизм нашей экономической жизни и управленческой структуре республики. Формирование правительства на основе конкурсного отбора помогло выдвинуть людей с новым видением.

– На ключевые должности поставили активных молодых людей, имеющих свой подход и взгляды. Дай Бог, чтобы их потенциал реализовался. Во-вторых, Алексей Цыденов по максимуму использовал свои связи на прежних местах работы, в том же Минтрансе. Он постарался продвинуть проекты, которые у нас несколько «зависали», – считает ученый.

В качестве примера он приводит договор о транспортном коридоре с Китаем и Монголией, с разгрузочным терминалом в Тальцах. А также ряд инфраструктурных проектов в Улан-Удэ, например, безопасность и качество дорог, городская агломерация, которые при поддержке главы Бурятии получат финансирование.

– Реализация этих проектов с использованием его лоббистских возможностей тоже является положительным фактором. Третий положительный фактор – он пытается выработать обоснованную стратегию развития республики, – говорит Виктор Беломестнов.

Одобряет Виктор Беломестнов и инициативы нового главы в налаживании внешнеэкономических связей. Для этого меняется статус представителей Бурятии в Монголии и Москве, получающих реальные властные полномочия, способных вести переговоры на федеральном уровне.

– Речь идет не только о Монголии, сейчас начали устанавливать связи с Японией, от которой должен приехать посол. Если раньше сотрудничество было на уровне городов-побратимов, обменивавшихся культурными делегациями, сейчас речь все больше идет об экономическом обмене. А Монголию в свое время Россия немножко потеряла, и соответственно, Бурятия. Хотя были налаженные пограничные связи, наши мясокомбинаты были ориентированы на поставки из Монголии. Сейчас это нужно обновлять, и хорошо, что Алексей Цыденов на это внимание обратил, – говорит Виктор Беломестнов.

Что касается экономической модели Бурятии, Виктор Беломестнов видит ее не в поиске «локомотивов роста», а в развитии всех отраслей.

– Алексей Цыденов это понимает, он с нами об этом разговаривал. Нельзя какую-то отрасль выдвинуть вперед искусственно, нет у нас такого ресурса. Есть регионы, которые сидят только на нефти, газе, лесе, инновациях. У нас такого нет. Но рынок нестабильный, и когда цена на ресурсы падает, у узконаправленных регионов экономика падает сильнее, чем экономика Бурятии, – говорит Виктор Беломестнов.

Оценивать рано

Сходные выводы о переменах в Бурятии делает известный политолог, доктор социологических наук Эрдэм Дагбаев. Он соглашается, что в Кремле стали проявлять больший интерес к происходящему в республике.

– Президент Владимир Путин продемонстрировал поддержку всем новым губернаторам, в том числе и главе Бурятии. Он же приезжал к нам. При содействии президента улучшилось финансирование проектов Бурятии, – говорит Эрдэм Дагбаев.

Он подчеркнул, что выражение поддержки от президента помогло выиграть выборы Алексею Цыденову, который должен стать проводником его инициатив. Он отмечает, что преобразования, делавшиеся все эти годы правительством России, традиционно находили поддержку и должны будут продолжиться. Соответственно, должны сохраниться и новые тренды относительно Бурятии. Что касается президентских выборов, политолог пока избегает делать точные прогнозы, но уверен, что с большим отрывом победит действующий президент, о чем свидетельствуют цифры социологических опросов. Оппозиционные кандидаты вроде Жириновского и Грудинина наберут не больше шести-семи процентов.

– Основные положения программы Путина еще не опубликованы, но мы примерно знаем их суть, и ближайшие шесть лет они, конечно, будут воплощаться. Надо просто реально подходить: когда нет другого, о чем рассуждать? Условно говоря, есть гроссмейстер и есть мастера спорта. После этого какой смысл кричать: «Караул! Почему гроссмейстер выигрывает у мастеров и кандидатов в мастера?!» – считает Эрдэм Дагбаев.

Что касается работы нового правительства республики, политолог отмечает положительные изменения, но пока не спешит давать оценку.

– Пока мы констатируем, что изменения произошли, что есть надежды. Иначе не было бы 87 процентов голосов за Алексея Цыденова. Но насколько ожидания оправдаются – можно будет видеть лишь еще через год, когда с этого правительства уже можно будет спросить. В активе – то, что удалось войти в программы. А другие изменения я пока не вижу. Но пока спрашивать с них рано, – говорит Эрдэм Дагбаев.

Не все равно

В публичных выступлениях президент Владимир Путин давал посыл, что Россия должна обеспечить качественный рывок вперед, развивая все важные отрасли. Это станет внутренним фундаментом развития. Развитие регионов будет сильно определяться финансовыми потоками, направляемыми из Кремля. Но приоритет в поддержке будет тем регионам, которые покажут активность, готовность работать. А один из показателей активности – явка на выборы. Ведь от людей, махнувших рукой на выражение своего избирательного права и гражданской позиции, сложно ждать активности в обустройстве жизни за пределами своего огорода. Соответственно, инертные регионы деньги на крупные инфраструктурные и промышленные объекты и госзаказы будут получать по остаточному принципу. Иначе, как говорится, «не в коня корм». Активность регионов будет оцениваться уже явкой на президентских выборах, как показатель энергичности населения. Бурятии, чтобы активно участвовать в готовящемся рывке, нужно показать свою активную позицию. Надо сказать, Алексею Цыденову досталось нелегкое наследство. Иногда складывается ощущение, что его идея «суперреспублики» – удел небольшого числа тех, «кому не пофиг». Увы, новое поколение населения республики изрядно деградировало: вспомнить людей, которые на недавнем пожаре магазина DNS весело снимали на телефоны, вместо того чтобы звонить в МЧС и как-то пытаться помочь пожарным. Оппозиционеры всех мастей, если поскрести, – обычно корыстные карьеристы, желающие во власть через «запасной проход». Вся их платформа обычно – «а Баба Яга против!». На кого опереться? Глава республики вынужден постоянно прерывать деловые поездки из-за череды происшествий, словно насланных чьим-то проклятьем. То массовое отравление в сети закусочных, то бойня в школе – признаки халатности руководства и в целом морального нездоровья общества. У Алексея Цыденова много идей, как улучшить республику, но без энтузиазма снизу самый гениальный руководитель мало что сделает. Но кем быть – неравнодушными гражданами, стремящимися сделать регион лучше, или пассивной массой с девизом «моя хата с краю» – выбирать самим жителям Бурятии.

«Номер Один»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.