«Горы Курумкана — навсегда» — путешественник из Белгорода

Этот человек каждый год вновь и вновь приезжает в Бурятию, чтобы полюбоваться курумканской тайгой близ села Алла. Его зовут Анатолий Захаров, он житель Белгорода, учитель физики и радиоэлектроники с тридцатилетним стажем. Туризмом он увлекся еще в советские времена, путешествуя в горах Кавказа, а в 1986 году он посетил Бурятию, и с тех пор каждый год посещает горы Курумкана.

Анатолий Захаров

— В 1986 году я созрел для таёжного похода. У меня был большой атлас СССР. В нём красочно выделялась горная область на северо – востоке Байкала – Баргузинский  хребет. Что то ёкнуло в сердце и я понял, что это навсегда. Для первого раза хотелось что-то покруче и я решил делать одиночный поход с минимумом снаряжения и продуктов, — вспоминает Анатолий Захаров.

Первый маршрут стартовал из Аллы, хотя сначала планировался Улюнхан. Потом были река Улюн, река Топо, река Томпуда, ручей Тыкма, озеро Укоинда, река Фролиха, озеро Фролиха, Хакусы. В пути он познакомился с писателем Валентином Брянским, побывал на перевале Топо, он же «Перевал Десяти», где в лавине погибла тургруппа. На перевале несколько раз пришлось спускаться по веревке, в целом же на маршруте повезло с погодой, и прошел быстро.

— После похода просто ошалел – поразила удивительная чистота и красота природы, которую я нигде не встретил, хотя потом путешествовал по всей стране от Колымы и Якутии до Алтая и Кавказа. Я стал ездить на Баргузин каждый год, заезжал и с Северобайкальска, прошёл ещё раз из Аллы к Байкалу. Появились друзья в Алле, — рассказывает путешественник.

Запомнился и визит в Курумкан 1993 года, совпавший с приездом в Бурятию посланца Далай-ламы Ело Римпоче IV. Тогда, в июле, он приехал в Аллу на аршан.

— Не зная о его приезде я начал подъём на большой аллинский бурхан. Они наблюдали в бинокль. После спуска меня пригласили к Ело Римпоче, и он благословил меня, обняв и прикоснувшись лбом ко лбу, — вспоминает Анатолий Захаров.

В свите Римпоче был первый настоятель курумканского дацана Артур Намжилов. Когда путешественник вновь приехал в Курумкан в 1995 году и зашел в дацан, тот предложил ему стать одним из инструкторов будущего первого восхождения хувраков и тибетского учителя Даши Джамсо на Барагхан. Анатолий Захаров помогал прокладывать маршрут для группы, в курумканском отделе милиции ему выдали рацию.

— Именно с неё я позвонил когда хувраки вместе с Даши Джамсо, выполнив обряд зажгли на Барагхане костёр который был виден из Курумкана. Даши Джамсо сказал, что по тибетски Барагхан звучит как Баркен – «пылающий человек». Началось возрождение традиции, — говорит Анатолий Захаров.

В том же году он познакомился с предпринимателем Владимиром Кузнецовым, строившим турбазу в Чивыркуйском заливе и с резчиком по дереву Михаилом Ефимовым, работавшим простым сторожем на аллинском курорте.

— В его работах поразительно сливались тайга, горы, люди, звери. Работы он дарил. В 2003 году он трагически погиб. От всех его работ осталось только несколько моих фотографий, — рассказывает путешественник.

В 1997 году он помогал в поисках погибшей американской туристки Ванды Сандезем, пропавшей недалеко от аллинского аршана. Тело он нашел вместе с охотником из Аллы Виктором Соломинским. Тогда же путешественник познакомился с учеными Сибирского института физиологии и биохимии растений, прибывшими в Аллу в научную экспедицию. Они рассказали, что многие растения баргузинского хребта заменяют растения тибетской медицины. После этого Анатолий Захаров несколько лет собирал фотоматериалы по лекарственным растениям в долине реки Аллы, собрав ценные научные данные по их ареалу.

Потом, с 2003 по 2006 год был перерыв, когда ввиду семейных обстоятельств ездить в Бурятию не удавалось. За это время Анатолий Захаров нашел еще одно увлечение: фотографию.

— В 2014 году я приехал на Аллу осенью и обезумел от сочетания жёлтого, синего, зелёного. Алла открылась по-новому: иначе смотрелись хребты, долины, реки. Правда, чтобы сделать хороший кадр несколько дней приходилось пережидать непогоду или в палатке или в избушке. А непогода в Баргузине суровая – частые дожди, ранний снег. Случались наводнения на реках, сходы селей, — говорит путешественник.

В том же году Анатолий Захаров вместе со спасателями МЧС участвовал в поисках пропавшего без вести курумканского шамана Валерия Базарова. Тот отделился от группы в окрестностях реки Разбой, чтобы спуститься вниз по Алле, но не вышел. Работа двух отрядов МЧС – пешего и на судне с воздушной подушкой – ничего не дала. После этого Анатолий Захаров пробыл несколько дней в верховьях Аллы, делая фотосъемку аллинских озер, перевала и реки Согзенной.

В сентябре этого года путешественник приехал в Аллу снова. Он опять поселился в охотничьем зимовье, которое облюбовал уже 25 лет. В горах Курумкана уже выпал снег, шли частые дожди. Рыбалка не удалась, поскольку хариус в Алле пропал еще в 2012 году. Тогда он решил сделать радиальный выход к аллинскому перевалу. В пути преодолел два брода, и в местности Хожалый произошла встреча с медведем.

— Я пёр на гору с тяжелым рюкзаком по звериной тропе. С медведем столкнулся буквально лоб в лоб за резким  ее поворотом, расстояние было с метр. Он видно тоже шел по тропе. Почему он меня не услышал? Я много раз встречался с медведями, но обычно они чуют издалека и уходят.  После прямого столкновения медведь отпрыгнул и отошёл на несколько метров, тогда я снял рюкзак и достал фотоаппарат от этих движений медведь ушёл в кусты и высунул морду. Я успел заснять небольшое видео и фото. Медведь не уходил. О чем он думал? Тогда я решил немного отойти от тропы в сторону. Тогда медведь отошёл тоже от тропы и начал движение по первоначальному маршруту — так мы разошлись, — вспоминает это случай Анатолий Захаров.

Отметим, путешественник никогда не берет в тайгу оружие, и встреча могла закончиться плачевно. А путь на перевал он все же продолжил, чтобы сделать много снимков. Потом он провел в верховьях Аллы еще несколько дней, лазая по «боковым» горным хребтам и фотографируя.

За  все эти годы Анатолий Захаров полюбил горы Курумкана, и намерен приезжать вновь и вновь.

— Не знаю, сколько воды утекло в Алле с тех пор, когда я первый раз попал сюда. Но для меня эта тайга – родной дом. Я узнаю здесь даже камни, деревья, старые стоянки. Даже когда меня здесь нет – я брожу по тропам Аллы, стою на перевалах, вдыхаю свежий воздух. Для меня это загадочное место – здесь я как бы чувствую дыхание Вечности! Когда-то я написал такие стихи:

По грязи истекших столетий,

Разбуженных топотом ног,

Мечты пролагают поэты,

Мелькают страницы дорог!

А где то в далёком безвестном,

Что скрыто безоблачным сном,

Играется мудрая Вечность

И шутит над нашим пером!

«Номер Один»

P.S. Можно добавить, Анатолий Захаров приезжая в Аллу, каждый раз останавливается в гостях у местных эвенков-мурченов, семьи Бахановых.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.