Постмодерн и национальные проблемы Бурятии

Мнение группы политобозревателей «Сибирский постомодерн».

Национальный вопрос – всегда больной, чувствительный и крайне деликатный. Пострадавшие получают в последующих поколениях стойкую травму уже на генетическом уровне. Осознать эту непонятную и нерешаемую проблему часто невозможно, но и жить с ней тоже очень трудно.

Сама проблема межнациональных отношений невидима, но с каждым годом ее сложность возрастает в разы. Большевики пройдя горнило гражданской войны, 70 лет проводили жесткую национальную политику, а само решение национальных проблем переносили в далекое будущее, обещая народам даже возможность выхода из Союза. Любое государство, в котором проживают разнородные по менталитету и психическому складу народы, рано или поздно обречено на распад, ибо терпенье людей не безгранично. В нашей стране, малые народы не просто перемешаны, а сильно рассеяны или локально разорваны.

Олег Аюрзанаев

В результате многих ошибок советской национальной политики буряты сегодня оказались в меньшинстве на своей родной земле и прозябают в нищете. Экономические показатели развития республики самые низкие в стране, а уровень детского суицида один из самых высоких в мире и уровень преступности уже давно зашкаливает.

Бурятский язык постепенно выходит из употребления растворяется и исчезает даже из бытового обихода, только потому, что власти играют в политические игры, так как боятся создать законную основу необходимости его применения.

Прежде всего, чтобы возрождать и вводить в официальный обиход бурятский язык, нужно принять законы, принуждающие к его применению.

Первое — сегодня широкому развитию и расширению сферы применения бурятского языка препятствуют сами буряты, не способные говорить на родном языке. Если сами молодые чиновники, не говорят на своем родном языке, то как можно требовать его знания от других людей? Внедрение бурятского языка нужно начинать именно с молодых. Проводить работу надо тотально, мягко и поступательно без обвинений и ссор, не играя в очередную компанейщину.

Второе — нужно напрочь забыть споры кто виноват западные или восточные буряты или какой диалект главный, а какой лучше. Язык — всегда живая система и он развивается. Но для его развития нужна политическая воля руководства республики, а не забастовки. пикеты и открытые письма энтузиастов..

Третье нужно понять одно, что сама проблема возрождения бурятского языка должна сплотить народ и стать общей политической линией — люди изучают родной язык не за его красоту, его нужно знать и говорить обычно только из-за бытовой и социальной необходимости. Так как исторически наше Евразийское прошлое темно, а если мы не осознаем ошибок прошлого и не понимая настоящего мы не можем строить свое будущее – в этом вся наша беда.

Россия сейчас постепенно начинает занимать в мире особую роль и территориальный распад России по оценкам экспертов уже не грозит. Ситуация сегодня становится обратной, так как на летальный исход обречено государство, в котором интересы отдельного народа ставятся превыше интересов всей страны. Это сценарий, по которому планировщики, используя застой и ошибки коммунистов уничтожили Советский Союз.

А как сохранить национальную идентичность самим русским? Потому что самое сложное в сегодняшней национальной политике – это сохранение национальной идентичности русских. Семейские русские идентичность у нас почти утратили. Что же всех русских соединяет? Конечно язык? Хорошо, но кроме языка и культуры народы соединяются еще общей мечтой, единым порывом в грядущее, единым воспоминанием об общем прошлом.

Русские перестают петь свои национальные песни. А ведь национальная русская музыка, песня, русский романс – это особая метафизическая субстанция, через которую народ соединяется со своим бесконечным, беспредельным, со своими истоками, корнями, предками. Через музыку движется неразрывное историческое время. А когда она прекращает звучать, разрывается само историческое время. Нас ежечасно учат питаться блокбастерами, роком и рэпом, и говорить на английском и китайском. Самое главное, чтобы молодежь утрачивала свою идентичность.

Русское национальное сознание – это всегда сознание державное. Оно требует больших пространств, заселённых разными народами. Это огромная комбинация усилий – военных, экономических, геостратегических, культурных, религиозных. Поэтому русские в должны обрести свою идентичность в новом ордынском самосознании. А проект России как Новой орды, предложенный группой небополитиков Андрея Девятова, это особое сочетание того обилия, в котором мы пребывали. новой власти придется не русифицировать бурят, а вписывать их как элемент общего и повсеместного взрастания НОВОЙ ОРДЫ. Поэтому наша доктрина возрождения направлена не на подавление национальных сил. Так как бурятам скоро придется вписывать самих монгол в рождающуюся в муках Русскую мечту.

Обострение противостояния осенью 2017 неолибералов и национал-социалистов в Монголии. Китае и России, неизбежно создает в регионе острейшую геополитическую болевую точку. Одновременно с этим у монгольских народов появляется исторический шанс возрождения себя как нации. (Манифест Чингизидов )

Поэтому нашему духу сегодня стала так близка концепция России как Новой Орды московской группы Андрея Девятова.

Что не надо делать?

Если мы не хотим хаоса, нам не стоит возрождать и повторять советские мифы, которые нас и погубили. Страна, в которой живут разные народности и национальные группы исповедующие разные религии и представляющие собой сложный социальный конгломерат в плане управления и сохранения страны крайне нуждается в идеях сохранения государственной целостности. Поэтому любым национальным концепциям возрождения требуется экспертное эффективное сопровождение. Запад, прагматичен в этой гласности и особенно жесток и в деле стравливания народов. Разжигание по окраинам национальной розни и религиозной нетерпимости – эта самая благодатная почва и в большинстве случаев это срабатывает. Долго, для нас было ёмким определение и приемлемым понятие «советский народ», давая в тех условиях место существования всем. Но пришло новое время постмодерна и если сегодня. мы не найдём выхода, наше национальное единство и общность станут иллюзорными.

Мы так же понимаем, что США в противостоянии с Китаем уже завтра попытаются навязать свой сценарий для Монголии и России. Первый клин и неудачный опыт со строительством двух монгольских ГЭС, это первый их шаг. А тем больше мы понимаем развитие сценария глобальной игры, тем более вероятными и реалистичными кажутся их предсказания А. Девятова.

Возрождение панмонголизма и четыре сценария развития Бурятии

Русский мир уникален, тем, что определяет русских как нацию образующую державу — как абсолютную духовную доминанту среди множества народов, где русские и бурятские архетипы издавно психологически и ментально психологически невероятно близки.

Кто же сегодня может решить тупиковую ситуацию бурятским языком и диалектами или как покончить с молчаливой трусостью олигархов бурятской элиты ? Кто это все понимает, Носков с Цыденовым или Очиров с Басаевым ? Это пока ими непостижимо – так как это поле национального коллективного бессознательного, которым бездумно манипулируют заезжие эксперты и доморощенные политтехнологи типа Зарубина. Сегодня невероятно вырос уровень национального самосознания бурят, калмыков и тувинцев, а сама эта непонятная власти проблема становится взрывной и главной политической линией развития всех национальных территорий. В период неизбежного осеннего кризиса. скоро проявится уже не бумажный бурятский сепаратизм, а лицо панмонголизма, которого так боялись коммунисты.. Аппаратчики потаповского разлива были хороши в свое время, но сегодня устарели и далеки от современной политической теории и практики. Наши Потаповы, Атановы, Мархаевы, Калмыковы живут своим советским прошлым, и все хотят делать как был. Но они, как дальтоники, не могут увидеть и оценить ужасных последствий своих простых и невинных решений. Застарелые обиды и практика клановой квазиполитической борьбы у нас прежнему замкнута на принципе разделяй и властвуй.

Как в капле воды, этот абсурд был проявлен на телепередаче Басаев-лайф. Где кришнаит Басаев, общается с коммунистом Айдаевым, либералом Матхановым и националистом Очировым. Вопрос сакраментальный и только один «Что делать?». Выход тот же, как в басне Крылова «Рак, лебедь и щука». Политические тени эпохи модерна жаждут объединения кланов и строят расчеты на пугающий Москву взрывной рост национального самосознания. Они хитря, ничего не делая в свое время, незаметно уничтожили промышленность, упустив даже те возможности, которые им давала Перестройка. А политическая смена власти уже пришла и она стучится в дверь, но вопрос в том какая это смена. Можно ли сейчас сравнить Потапова и Багдаева, Носкова и Карнаухова, Хамутаева и Очирова?

Бурятская политическая клоунада и русский панмонголизм

Первый сценарий нынешнего развития Бурятии определяют данные Госкомстата. По рейтингу субъектов по индексу промышленности Бурятия заняла в России 84 место. По инвестициям – 75 место и строительству – 82 место. Бурятия в России лидирует по количеству попыток суицида и занимает третье место по криминальности из 85 субъектов РФ.

Это идущая деиндустриализаця, отток активной русской молодежи, господство потаповщины и рост политической клоунады. Аппаратные игры и изгнания активных людей из властных структур, неизбежный процесс старения и дебилизации электората. Народ верит пророчествам Варнашки и живет ожиданием чуда, которое придет к нам из Монголии. А наши бурятские элиты при стремительном экономическом и социальном отставании республики от Монголии, все еще мечтают о вип -пенсиях и яростно ведут под коверную борьбу за посты и оклады..

Второй сценарий – Москва всё-таки обращает внимание на растущие национальные проблемы и проводит реиндустриализацию. Не допуская утраты политической самости местного русского населения, необходимой для поддержания существующего господства и роста уровня жизни – все это должно идти особым и целевым способом. Для этого необходимо волевым образом политически твердо осуществлять, разрушая остатки клановых национальных разборок и провести настоящую языковую реформу и хотя бы начального образования. Новая реиндустриализационная волна, придаст новый импульс экономическому развитию республики и повысит экономическое благосостояние населения. Однако в этом случае не стоит исключать опричнины, варианта резкого обострения политической борьбы, роста виртуальной экономики, неизбежно сопровождающей рост потребления.

Мы уже заплатили за все это своей душой, как заплатили европейцы, продавшие душу дьяволу ради общества потребления, которое длилось недолго и закончилось кризисом и новой мировой войной. Этому идейному подходу соответствует трансгуманизм и поэтапный, процесс разрушения традиций, растворения национальной и культурной идентичности.

Третий сценарий – это потеря управляемости, территориальное воссоединение, поджоги китайской недвижимости, появление родовых земель, возрождение и полноценное развитие традиционного общества, развития национальной культуры, отказ от индустриализации любой ценой, возвращение к привычным и забытым формам ведения хозяйства – восстановление сельского хозяйства, – животноводство, традиционные культуры. Это упор на экологию, образование и туризм это сохранение природной среды и естественный вмещающий его ландшафт, который сохраняет этнос, как и сохраняет традиционный народ, позволяя человеку жить в гармонии со своим обществом, с родными и близкими, с собой, с Богом. В ситуации социального коллапса и восстановления традиционного общества. Всё прежнее становится не главным, не важным, человек живёт в мире с собой, целью его становится личное душевное спасение и гармония с окружающим миром.

Четвертый сценарий связан с будущей Опричниной, Новым шелковым путем, созданием китайцами зон процветания, новой технологической революцией и с уходом старой политической бурятской элиты. Этот сценарий позволит бурятам отказаться от советских парадигм, развиваясь по новому сохраниться в гармонии с собой и с окружающим миром. Таким образом, четвертому сценарию соответствует возрастание монгольской идентичности бурят с одновременным понижением политической субъектности русских. Номинально в Бурятии никто никому сегодня не запрещает селиться и жить. Тогда как недавний опыт переселения крымчан и украинцев показал, что « ментальный запрет» существует и складывается из контекста, из не фиксируемого невооружённым глазом наложения «реальностей», создающих эмоциональную атмосферу, фон, едва уловимые нюансы. Это формирует социальную среду – отталкивающую или привлекающую представителей тех или иных народов, этносов или социальных групп. Малые народности как эвенки и сойоты особенно сегодня нуждаются в бережном и внимательном отношении и в поддержке. Объявлять их второсортными –идти по пути, неизбежно перерастающего в ненависть,что происходит сейчас в братской Украине. Показателен был недавний военизированный фдэш-моб с «мифическим киргизом «.Сегодня мы все уже остро нуждаемся в объединяющем нас духовном лейтмотиве 5 высших азиатских принципов и на доминанте мира и справедливости. Таким объединительным прорывом для России, по нашему мнению должна стать идея Новой Орды и Православие нестяжания.

Конечно наши сценарии пусты и в чистом виде не выполнимы, так как бросают нас из крайности в крайность.Но таков удел любых идейных концептов. они дают «идеальную» картину и рассматривают прогноз развития ситуации, без лишних переменных, личностей и временных циклов.

После 2018 года наша действительность начнет стремительно вносить свои коррективы в местную политическую реальность. Подводя итоги, следует отметить, что многое в реализации этих сценариев зависит от психотипа, воли и ума тех, кто будет их реализовывать.

Новая национальная политика эпохи постмодерна

Создать саму атмосферу благоприятную для проживания, сегодня не конечно возможно в отрыве от всей российской национальной политики.

Мы уже давно не можем осмыслить,понять и увидеть правдиво свое прошлое, даже до февральской революции. Так как нашим людям интернета, нет желания и интереса разбираться в терминах и понятиях рода, племени национальности и нации, вникать в хитросплетениях идеологий и русских философско-религиозных течений. Но выплеснуть свой бред на экраны или страницы газет они не никогда стесняются. Ведь задача познания этой сложной истины ими часто недостижима. Это так же как рассчитывать траекторию ракеты, обладая только знаниями умножения и вычитания. Ведь сама эта проблема явно не для обсуждения на широкой публике, и под силу только для подготовленного специалиста или узкого профессионального круга. Нам невозможно здраво вникнуть в смысл понятий и твердость Гундупова как и крики о трайбализме Багдаева или невозможно понять значение бурятского сепаратизма блогера Тараруева так же как и все метания объединителя бурят Очирова. Молодые ведущие передач, журналисты и блогеры не желая понимать происходящее и учиться, творят сегодня невероятное, своей пустой болтовней поджигают район за районом. Они искренне верят в демократию и гласность убеждены в своей правоте и повторяют чужие истины, заполняют исторические лакуны своими личными домыслами. Из-за таких горе защитников как мы видим идея Русского мира, с треском провалилась в Донбассе. Эти говорящие головы уперты и считают, что они всегда правы, они всегда с кем –то борются и кого –то защищают? Не задумываясь, что невольно оскорбленные ими молчащие становятся лёгкой добычей для планировщиков и «наших западных друзей

У России в отношении будущего Евразии имеется проект который основан не на выгоде и интересах, а на общей мечте, общем этическом коде, доктрине и чётких концептах, которые мы попытались кратко изложить.

О. Аюрзанаев,  И. Шидловский, Ю. Худяков — группа «Сибирский постмодерн»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.