Эксперты-монголоведы считают угрозу сепаратизма в Бурятии несущественной

Идеи отделения, по мнению специалистов, не пользуются в республике популярностью. Хотя последнее время в Бурятии участились случаи, когда людей привлекают за сепаратистские призывы, или они объявляют себя политическими беженцами и уезжают в США, и оттуда пропагандируют подобные идеи. Уголовные дела Зуртана Халтарова и Владимира Хагдаева, «правительство в эмиграции» Доржо Дугарова и Владимира Хамутаева, обеспокоенность бурятской гильдии межэтнической журналистики ростом экстремизма в бурятском сегменте Рунета – факты, от которых нельзя отмахиваться. Следует помнить, что Бурятия – пограничный регион, соседний с этнокультурно близкой Монголией, что республика входит в сферу интересов Китая, и что в Бурятии сходятся транспортные магистрали, при обрубании которых Россия автоматически теряет связь с Дальним Востоком. Поэтому опасность сепаратизма требует внимательно рассмотреть этот вопрос. Отметим, несостоявшийся кандидат в главы Бурятии, лидер БРО КПРФ Вячеслав Мархаев на недавней пресс-конференции выразил готовность жестко бороться в республике с проявлениями русофобии и сепаратизма.

За комментариями мы решили обратиться к экспертам в сфере международных отношений в центральноазиатском регионе.

— На мой субъективный взгляд , я все-таки человек, который родился, вырос и жил в Бурятии большую часть своей жизни, сепаратистские мысли – это все-таки удел подавляющего меньшинства. Более того, даже маргиналов, если вы имеете в виду именно идеи отделения Бурятии от России с дальнейшим вхождением в состав Монголии и т.д. Учитывая, что многие люди с такими взглядами давно проживают в Америке, они судят об интересах своего народа и своей родины, находясь за тысячи километров от нее, за океаном. Это отчасти показатель того, насколько они «близки» к интересам и судьбам своего же народа, — считает монголовед из БГУ Владимир Родионов.

По его мнению, сепаратистские идеи отделения Бурятии от России и возможного вхождения в состав Монголии для образования так называемой «Великой Монголии» все-таки у большей части населения Бурятии отнюдь не популярны, и тем более не «мэйнстримны». Кроме того, по мнению ученого, уровень социально-экономического развития Монголии не выше среднероссийского, а то и ниже, так что экономическая выгода от такого варианта сомнительна.

Похоже мнение выразил профессор БГУ, доктор социологических наук Эрдэм Дагбаев. По его мнению, на национал-сепаратистов не стоит обращать внимание ввиду незначительности их численности и влияния. По словам ученого, среди бурят доля подобных радикалов гораздо ниже, если сравнить с некоторыми другими народами России, а в таких субъектах федерации, как Татарстан, Башкортостан, Якутия и Тува национальные движения были намного сильнее, особенно в 90-е

— В Татарстане лидер национального движения был председателем верховного совета, в Бурятии разве тот же Владимир Хамутаев мог бы претендовать на пост министра? Да его до должности заведующего кафедрой не допустят. У нас радикалов можно пересчитать на пальцах двух рук, их влияние на общественную жизнь Бурятии нулевое. А единичные экстремисты всегда будут, на них не стоит обращать внимания. В движении общественной мысли всегда есть крайние звенья, но у нас они никогда значительными не были. В Бурятии никогда не ставился вопрос о сепаратизме! Никогда! – подчеркивает Эрдэм Дагбаев.

Профессор отметил, что в том же Татарстане национальное движение всегда было намного сильнее, чем в Бурятии, и там его сразу возглавили политики-«тяжеловесы», используя в своих целях. Но в Бурятии, по мнению ученого, единичные носители таких воззрений всегда были на обочине политической жизни. Он напомнил, что Владимир Хамутаев в 90-е годы дважды пытался выдвигаться в депутаты, но собрал совсем мизерное количество голосов. Поэтому влияние национал-радикалов в Бурятии можно считать незначительным.

— Попробуй, став националистом, выиграть выборы, попробуй пройти во власть с таким ярлыком? Хамутаев и его единомышленники выбрали свой путь, у них вышла такая судьба. То, чем они занимались, не получило поддержки. Да, такие настроения есть у определенной части, но она не является доминирующей, — говорит Эрдэм Дагбаев.

Ученый отметил, что хотя такие люди и обосновались на некоторых сетевых ресурсах, их едва ли человек десять, просто «шумят они за все сто тысяч», тогда как нормальные люди редко пишут, и их мнение не публикуется. Эрдэм Дагбаев также напомнил, когда в 90-е годы съезд ВАРК кто-то попробовал охарактеризовать как сепаратистскую акцию, организаторы отреагировали немедленно, энергично опровергнув обвинение. По его мнению, в Бурятии всегда было относительно спокойно, почему на нее не обращалось внимания. Это привело даже к недооценке властями страны важности «бурятского направления». Хотя основатели советского государства понимали это хорошо.

— Возьмём несколько исторических фактов. Ленин в 1922 году разве случайно сказал: «Дать автономию на востоке в первую голову бурят-монголам и калмыкам!», после чего республика была создана. Он же понимал геополитические факторы, — говорит Эрдэм Дагбаев.

Подводя итог, можно отметить, что, по мнению учёных-социологов, угроза сепаратизма в Бурятии не является серьёзной. Тем не менее, стоит помнить мудрость про пламя из искры, и что капля камень точит. Тем более что достаточно в Бурятии регулярно имеют место эксцессы, связанные с экстремизмом. Поэтому угрозу агрессивных националистических и сепаратистских настроений в республике не стоит сбрасывать со счетов. Как говорил один исторический деятель: «Люди, будьте бдительны».

Никодим Васильев

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.