«Тункинский нацпарк Бурятии нас душит» — лесопромышленники Тунки

Лесопромышленники Тунки жалуются на притеснения со стороны руководства национального парка «Тункинский». По их словам, руководство нацпарка мешает им работать и вытесняет из сферы лесозаготовок в Тункинском районе в пользу иркутских промышленников. Директор Тункинского нацпарка Валерий Гулгонов, в свою очередь, заявления о каком-то давлении на лесозаготовителей категорически отрицает.
Как рассказал житель Тункинского района Сергей Натоко, занимавшийся в районе лесозаготовкой с 1996 года, его конфликт с нацпарком начался сразу же после вступления в должность Валерия Гулгонова, в 2008 году. По его словам, после разговора с Валерием Гулгоновым, в ходе которого они не нашли общего языка, начались постоянные целенаправленные проверки, штрафы по любому поводу. Итогом конфликта стало то, что Сергей Натоко был вынужден закрыть свое предприятие, оставив без работы около 30 человек. Предприниматель сообщил, что он неоднократно от разных юридических лиц обращался с просьбами выделить деляну леса, и постоянно получал отказ по надуманным, по его мнению, причинам. По этому поводу даже были жалобы в управление федеральной антимонопольной службы по Бурятии, и там признали, что имело место нарушение закона о защите конкуренции. Но в итоге, как рассказал Сергей Натоко, ему все равно пришлось уйти из лесозаготовительной деятельности.
Со слов предпринимателя, подобному давлению подверглись и другие районные лесопромышленники, «всех ребят, кто по чесноку занимался заготовкой-переработкой леса, всех заморщил-задушил!». По его мнению, руководство нацпарка не просто притесняет неудобных людей, а целенаправленно освобождает «поле» для иркутских лесозаготовителей.
— Политика у него такая – чтобы отодвинуть местных и набрать приезжие фирмы, — говорит Сергей Натоко.
Он отметил, что другие предприниматели, еще действующие, опасаются выступать с критикой нацпарка. При этом, со слов Сергея Натоко, иркутские лесозаготовители никаких проблем с получением делян не имеют, их просьбам идут навстречу сразу.
— Он никому не дает лес, разрешает местным не больше 100-200 кубов, и тут же заходят иркутяне, и предлагают нам вместе поработать на их делянах. Я спрашиваю, сколько им выделили – они называют цифру в 15-20 тысяч кубов, хотя тут нацпарк, — рассказывает Сергей Натоко.
Большие квоты, с его слов, выдаются даже красноярским фирмам, при этом приезжие работают очень неаккуратно, «оставляют бардак». Сергей Натоко сообщал и о фактах незаконных рубок иркутянами, которыми сейчас занимаются правоохранительные органы.
С заявлениями Сергея Натоко соглашается бывший работник нацпарка Алексей Бардашов, предположивший, что приоритет для приезжих может быть как-то связан с тем, что иркутяне более состоятельны.

Валерий Гулгонов

Валерий Гулгонов обвинения Сергея Натоко категорически отрицает, заявляя, что это клевета, за которую он готов разбираться в суде.
— Никто его не притеснял, он у нас очень много работал, но есть правила. Мы ничего не нарушали, хотя он жаловался, были проверки. Что до «надуманности» — причин отказов: пусть объяснит, в чем надуманность. У нас есть объемы, которые разрешены, места, регламент. По таким причинам мы многим отказывали. Что мы якобы выживаем местных в пользу иркутян – тоже клевета: вы посмотрите, сколько у нас иркутских фирм. Национальный парк – общее достояние, тут не бывает тункинских, окинских, иркутских фирм, есть люди, которые приходят работать, — говорит Валерий Гулгонов.
Директор нацпарка намекнул, что его оппоненты сами отнюдь не святые, и добавил, что ошибки в работе есть у всех, а сложная социально-экономическая ситуация часто толкает людей к нарушениям в сфере лесопользования.

«Номер Один»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.