Инородческие полки Забайкальских казаков. Буряты и тунгусы

Не злы так волки и собаки,
Как злы тунгусские казаки… 

К середине 18 века Забайкалье настигла беда: охранять границу было некому. Военных действий с Китаем не было и не предвиделось, а границу с целью грабежа постоянно пересекали шайки монголов. Грабили всех: бурят, тунгусов и русских крестьян. Казаки же были распределены в городах и поселениях. А граница была, ни много ни мало, а целых две тысячи верст! Поэтому пограничный вопрос стоял очень остро и актуально. С недавних пор городовых казаков стали посылать командировочными партиями на охрану границ. Но посудите сами: что значит 500 казаков на две тысячи верст?

Кроме того, в 1756 году стал строиться второй Нерчинский завод — Уровский, гораздо ближе к границе, а значит, подверженный набегам шаек монголов. А тут дело касалось уже не личного имущества крестьян, а казенного серебра. На заводе были только два взвода солдат, несших караульную службу по охране каторжников и добытого серебра. Поэтому активной силой они быть никак не могли.
Учитывая все это, в 1760 году принимается решение сформировать из местных тунгусов пятисотенную команду.
Вернемся немного в прошлое и посмотрим, почему же было принято такое решение: пограничную стражу и военную силу увеличивать не только за счет присылаемых казаков и солдат, но и из числа местного населения.
В середине 17 века, когда Россия только-только стала появляться в Забайкалье и ставить остроги, влиятельный тунгусский князь Гантимур с подчиненными родами перешел в подданство Московского Государя, чем сильно укрепил позиции русских в этом регионе. Кроме того, Гантимур и его сын пожелали принять православную веру, что и произошло в 1684 году. Ганитмуру при крещении было дано имя Петр, а его сыну — Павел. Фамилия им была оставлена Гантимуровы, что породило великий и знатный род Гантимуровых — князей, казаков и других преданных России ее забайкальских сынов. Сам же он со своим сыном после принятия Православия был приглашен в Москву, но по дороге умер от болезни. А его сыну было пожаловано московское дворянство.
Получив мощную поддержку от тунгусов и пользуясь их лояльностью, московское правительство решило использовать это обстоятельство во свое благо. И определило тунгусов вместе с казаками к охране установленной границы. К охране границы в такой же степени определены и другие местные народы — буряты. Ниже приводится копия таблицы, которая показывает распределение нерчинских тунгусов по границе от 1727 года.

%d1%81%d1%85%d0%b5%d0%bc%d0%b0-1

В обязанность рода входило полностью отвечать за предоставленный участок границы: пресекать попытки угона скота, контрабандной торговли и проникновения вооруженных разбойничьих отрядов. Кроме того, в 1756 году формируется подвижной резерв из двух конных команд, численностю каждая от 100 до 150 человек. В эти команды входят как казаки, так и инородцы. Таким образом мы видим, что с самого начала появления русских в Забайкалье, их быт и служба неразрывно связаны с местным населением.
К 1758 году охрана границы была распределена среди тунгусов следующим образом:

%d1%81%d1%85%d0%b5%d0%bc%d0%b0-2

В 1858 году Нерчинская военная канцелярия получила приказ собрать все тунгусские роды для выбора уполномоченным лицом вместе с князем Гантимуровым (тунгусский дворянин по Московскому списку) «пятьсот доброконных тунгусов». На сборных пунктах тунгусам зачитывали Указ Сената от 17 октября 1760 года и вызывали охотников. Выбранные тунгусы освобождались от уплаты ясака и навечно записывались в казачье сословие. Отныне предполагалось, что выбранные семьи будут укомплектовывать на постоянной основе это воинское соединение. Выбранные тунгусы были приведены к присяге на верность службе (некрещеные целовали ружье, а крещеные – по христианскому обряду). Для несения службы, обязали все рода обеспечить новообращенных казаков конем и добрым оружием: луком и стрелами (надо сказать, что хороший боевой лук стоил подчас дороже огнестрельного ружья, обладал дальнобойностью и высокой пробивной силою). Отныне официальным вооружением тунгусского полка был лук и комплект стрел в 60 штук. Огнестрельное и холодное оружие предполагалось приобретать по желанию и за свой счет. Из набранных казаков 450 тут же были распределены по пограничным караулам, а 50 были оставлены в подвижном резерве. Жалование положили из государевой казны в размере 6 рублей в год, которое выплачивалось три раза по два рубля. Командиром полка был поставлен тунгусский дворянин Павел Гантимуров.
По отзывам бывшего Сибирского губернатора Мятлева и других лиц, Нерчинские тунгусы были храбрейшими из всех Сибирских инородцев, почему их по примеру Тобольских татар и привлекали к несению воинской повинности. В честь признания тунгусских казаков равными по статусу и званию с русскими казаками, Сенат 26 марта 1762 года распорядился выковать на Тульском заводе сабли для казаков-тунгусов за государственный счет.
Этим и завершилось формирование тунгусского казачьего полка, который вместе с Нерчинскими конными казаками и продолжил службу в качестве Забайкальской пограничной стражи. Полк просуществовал ровно 90 лет, до 1851 года, до образования Забайкальского Казачьего Войска, когда он влился во вновь образованные полки, наряду с русскими казаками.
Но несмотря на увеличение пограничной стражи, этого количества все же не хватало. «Тамошнему месту против китайцев довольно обороны иметь не можно» — так значилось в донесении Военному министру. Исходя из этого, начинается формирование с 1764 года начинается формирование 4-х бурятских полков из Селенгинских бурят, общей численностью в 2400 казаков. 4 июля 1764 года соответствующий Указ был составлен Сенатом и получен Военной Коллегией к исполнению.
Селенгинские буряты назначались в полки так же исключительно на добровольной основе. Благодаря почти поголовному желанию бурят вступить в казачье сословие, принимались только те, у кого не числилось недоимок по уплате ясака и только те, семьи которых имели лошадей. После организационной части, 4 ноября 1764 года в Сенат было доложено, что бурятские казачьи полки сформированы и приступили к охране границы.
В последствии формирование полков по национальному принципу было отменено и соблюдалось территориальное, в результате чего буряты, тунгусы и русские казаки составляли единый личный состав полков.
История подтвердила храбрость и отвагу наших братьев-инородцев, в Первую Мировую войну они с честью и достоинством носили желтые лампасы, наряду с русскими казаками.
Как пример можно привести заметку из журнала «ЗАРЯ», 24 января 1916 г.
Молодое сравнительно забайкальское казачество с честью оспаривает у лихих донцов первенство в делах воинской доблести. В забайкальских полках за время нынешней войны появилась не одна сотня георгиевских кавалеров, честно заслуживших в боях свой почетный крест.
Вот как свидетельствует об исключительном подвиге одного из этих героев его сотенный командир, подъесаул Т.:
«Разъезд казачьего полка, под командой прапорщика А., был окружен курдами. В то время как окруженный разъезд бился с курдами, казаки Созон Тынжиев и Петр Логинов отстали позади, так как их лошади от усталости отказались дальше идти. Отставшие были замечены курдами. От курдской банды отделилась группа человек в пятнадцать, помчавшихся наперерез пробиравшимся к своим казакам.
В происшедшей неравной схватке Логинов сразу же был убит, и Созон Тынжиев остался один против пятнадцати свежих, не истомленных ни долгим походом, ни боем врагов. Видя безвыходность своего положения, Тынжиев залег за придорожный камень, решив как можно дороже продать свою жизнь. И начался беспримерный расстрел курдов: каждый башибузук, осмеливавшийся приблизиться к герою-казаку, с изумительной точностью получал в лоб очередную пулю. Убив одиннадцать курдов, Тынжиев подпустил двенадцатого вплотную к себе, и, внезапно набросившись на него, заколол шашкой, отобрал у убитого коня, захватил по пути другого коня и ускакал к разъезду, где также заканчивали дело. Остальные три курда благоразумно пустились наутек, не решившись продолжать этот «неравный» бой.
Командир полка, войсковой старшина В., представил Созона Тынжиева к награждению георгиевским крестом 4-й степени, произвел его в приказание и наградил 15 рублями, – по числу убитых им курдов».

В статье использованы материалы из 3-х томника «Забайкальские казаки» А. Васильева, типография Войскового Хозяйственного Правления ЗКВ, г. Чита 1918 г.

Центр «Арун»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.