Ветераны Тунки: Сырен Жапович Андыков — дважды кавалер орденов Александра Невского

«Людская память вечно помнит милых отцов, мужей, любимых, сыновей. Забыть она солдат войны не в силах, что жизнь отдали Родине своей».

Мы помним о подвиге 27 млн. советских солдат, офицеров, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Они покрыли себя неувядаемой славой. Навечно остались в памяти народной и легендарные воины Тунки: Герой Советского Союза Ж.Е.Тулаев, полный кавалер ордена Славы III степеней С.Х.Булутов, кавалер 2 орденов Александра Невского С.Ж.Андыков, командир эскадрона Л.С.Ивахинов, политрук Б.Б.Шагланов, гвардии капитан И.Ш.Похонов…

Мой рассказ о Сырене Жаповиче Андыкове, о малоизвестных страницах его доблестного пути. Он основан на его личных воспоминаниях, сохранившихся в доме сына Владимира. Они, как самая дорогая реликвия, бережно хранятся в доме внука Жаргала.

22 июня 1941 года. «Такою все дышало тишиной, что все земля еще спала, казалось. Кто знал, что между миром и войной всего каких – то пять минут осталось». И вдруг: вой сирен, рев моторов, гул самолетов, взрывы гранат, бомб, лязг танковых гусениц… Началась Великая Отечественная война. «В ружье вставала Родина моя»: уходили на священную войну защитники Родины. 29 июня, в числе первых, были призваны в ряды РККА коммунисты с. Тагархай Сырен – Самбу Амханов, Доржо Габанов, Сырен Андыков и житель с. Хурай Хобок Радна Сайдаков. Около 1000 новобранцев, призванных из многих аймаков, до последнего момента не ведали, куда будет направлен воинский эшелон. А он направился на восток: вскоре солдаты стали выгружаться на станции Даурия. Им предстояло служить на Урлюнгуйском участке, где было весьма неспокойно. Диверсанты то и дело нарушали границу. На каждом километре, зорко охраняя свои рубежи, стояли патрули, посты, сторожа. Отправлялись в дозоры разведчики: « и ползли они по земле, осторожные и невидимые. Шли, притаившись, неся караулы, и ночью, и днем». За июль, август пограничниками участка было ликвидировано 12 японских шпионов. Одновременно солдаты усиленно постигали законы сурового боевого ремесла. Сырен Андыков, прослуживший 3 года в Буркавбригаде до войны, прошедший через горнило советско – финской войны с 11 декабря 1939 г. по март 1940 года, стал охотно делиться опытом, накопленным за годы службы. «Война, как ком, катилась по дорогам, неся разруху, голод, смерть и боль». Сентябрь 1941 года. Наши войска продолжали вести упорные бои с противником на всем фронте: шли оборонительные бои под Киевом, Ленинградом, Смоленском, Ельней, в Донбассе. Бойцы, в том числе и Сырен Андыков, в составе 51 дивизии 64 кавалерийского полка, пройдя ускоренное обучение, были направлены в действующую армию. Через несколько дней эшелон с сибиряками добрался до Москвы. Едва успев выгрузиться, они сразу вступили в первый бой с противником. Они вошли в состав 1 гвардейского кавалерийского корпуса под командованием генерала  П.А.Белова (Павел Алексеевич в 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза). В одном из оборонительных боев за Калугу Сырен получил небольшое ранение. После непродолжительного лечения снова вступил в схватку с ненавистным врагом уже в составе 2 гвардейского кавалерийского корпуса, которым командовал генерал – майор Л.М.Доватор ( с августа 1941 г. Лев Михайлович командовал Отдельной кавалерийской группой. 26.11.41 г. группа была переименована во 2 гвардейский кавкорпус). «Гуляла» по тылам фашистов лихая конница бойцов прославленного Доватора. Кони неслись легко, подобно мыслям, вспыхивали, как молнии, стальные сабли разудалых богатырей. Мчались конники Доватора вперед, цепенели от ужаса и страха враги. Немецкое командование, ошарашенное и ошеломленное дерзостью, натиском кавалеристов, за голову Льва Михайловича назначило крупную награду и создало специальные отряды для его поимки. Не раз в этих атаках  принимал участие и член ВКП (б) с 1940 г. Андыков, вскоре назначенный политруком эскадрона, позже – командиром. Вместе с ним, проявляя решимость, отвагу, сражались Доржо Габанов, Сырен – Самбу Амханов, Петр Кобелев. Они принимали участие в тяжелых оборонительных боях за Москву, Тулу, Каширу, Калугу, Вязьму, Брянск, Ярцево, Нарофоминск, Волоколамск, Великие Луки, Невель, Псков, Ржев, Белый, Велиж, Жарковский. Командование неоднократно направляло отделение разведчиков во главе с политруком Андыковым в тыл врага. И нападали они нежданно, негаданно на немецкие посты и, обезвредив бесшумно постовых, добывали ценные сведения, « прихватывая» иногда языка. После их смелых вылазок взлетали в воздух склады, штабы, мосты, «рушились в тяжком лязге, в пламени и дыме» шедшие к фронту вражьи эшелоны с боеприпасами, с живой силой. Неуловимые мстители превратили жизнь немцев в сущий ад. Сырен Жапович вместе с бойцами 18 раз отправлялся в тыл врага и всегда возвращался живым и невредимым. Много раз они отражали наступление немецко – фашистских войск.  Генерал Доватор постоянно бывал в частях корпуса, поддерживая боевой дух кавалеристов. Часто, преследуя отступающие части немцев, он шел по тылам немецких войск. Трагически оборвалась жизнь Льва Михайловича 19.12.41 г. в районе д. Палашкино. Указом Президиума Верховного Совета СССР  21 декабря 1941 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Кавалеристы, мстя за его смерть, наносили невосполнимые потери врагу.

Сырен Жапович с июля 1942 г. воюет  под командованием полковника М.Д.Ягодина (22 февраля 1943 г. Михаилу Даниловичу было присвоено звание генерал –майора). Отчаянные наездники воюют, обороняя Медынь, Юхнов, Воскресенск, Слободы, Земные Луки. В изнурительных боях под Москвой гибнут боевые друзья Сырена Жаповича. И хоронили их на безвестных холмах, дымящих дорогах, в глубоких траншеях и рвах. В одном из боев, защищая столицу, погиб 7 февраля 1942 г. его младший брат Ошор. Ему едва исполнилось 25. Он обрел вечный покой в Московской области.

В такое тяжкое для всех время, чтоб поддержать боевой, моральный дух солдат, приехал на Западный фронт член ставки Верховного Главнокомандования Г.К.Жуков. На всю жизнь Сырен Андыков запомнил встречу с именитым полководцем. Ему удалось не только встретиться с ним, но и пообщаться, давать ответы на его вопросы. Как чувствовал себя политрук Андыков, стоя перед Жуковым, но он дал исчерпывающие ответы на все заданные вопросы. Он отвечал спокойно, невозмутимо. Видно, понравились ответы бойца Георгию Константиновичу. Вскоре политрук Андыков получил звание лейтенанта. Рота, которой командовал он, пополнилась прибывшими на фронт сибиряками. Вместе с политруком стали они осваивать военное ремесло. И повел он их в разведку, назначенный к тому времени начальником разведгруппы. Скоро их «добычей» стал «язык» — офицер связи, давший значимые сведения. В его полевой сумке оказались секретные пакеты с приказами Гитлера. Немецкому командованию оставалось только тайком завидовать русским.  Каково было удивление разведчиков, когда однажды они захватили немецкие вагоны и в некоторых из них обнаружили железные кресты, предназначенные для награждения воинов вермахта (железные кресты – прусская и немецкая военная награда – орден). «Враг злобствовал в бешеном страхе и дрожи»: на всех фронтах «хлестала «свинцовая пурга», шли сражения и ночью, и днем. Снежной выдалась зима 1942 г. Тяжело приходилось солдатам во время оттепели: насквозь промокали полушубки, шинели. Мерзли ноги в кирзовых сапогах: не спасали даже теплые портянки. Из – за простудных заболеваний «выходили из строя» солдаты. Сибиряки, привыкшие к трескучим морозам, не были подвержены никаким заболеваниям. Не повезло Сырену в одном из боев в феврале 1942 г. После полученного ранения он пролежал в госпитале 2 месяца. И снова – в бой, снова – в атаку! С октября 1942 г. по июнь 1943 г. он воюет в составе Калининского фронта, позже – в составе I Белорусского фронта ( этот фронт образован 24.4 1944 г.). С бойцами этого фронта Сырен Жапович принял участие в освобождении Белоруссии, Польши, в решающей битве за Берлин. Солдаты шли вперед, отражая атаки заклятого врага «свинцом и гранатой, штыком и прикладом». Всюду валялась разбитая смятая немецкая техника, а  «пушки немо, как бревна, лежали вразброс», повсеместно громоздились останки сгоревших лафетов, цепей, колес. Освобождая белорусские села и города   Орш, Могилев, Гомель, Минск, Бобруйск, Хатынь, бойцы видели, какой колоссальный урон был нанесен стране. «Все было сожжено дотла, полплетня осталось от села, только полплетня, сиротливо торчали лишь печные трубы»… Получено новое задание: во что бы то ни стало овладеть плацдармом на правом берегу Буга. 13 бойцам под руководством Андыкова было приказано форсировать Буг, установить связь с другими частями, чтоб освободить многострадальный Брест от захватчиков.  Перед ними была поставлена нелегкая задача. Беспрестанно обстреливался берег. Каким путем осуществить форсирование? Каждый из солдат стал предлагать свой вариант ускоренного перехода через реку. Всем по нраву пришелся предложенный Сыреном Жаповичем план: снять с трофейных машин камеры, погрузить на них необходимое оружие и под покровом ночи переправиться на противоположный берег. Переправа была осуществлена блестяще, также установлена связь. Немцы были в панике. Не разобравшись в ситуации, они стали палить по своим войскам.  2 августа 1944 года  был освобожден Брест. 13 воинов за образцовое выполнение задания при форсировании Буга, при завоевании Буго –Наревского плацдарма были награждены орденами, медалями.  А старший лейтенант Сырен Андыков – орденом Александра Невского. Он стал первым тункинцем, удостоенным этой высокой награды ( этим орденом награждались командиры Красной Армии, проявившие в боях за Родину в Отечественной войне личную отвагу, мужество, храбрость. Орден учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29.7 42 г.  Первый орден был вручен командиру батареи морской пехоты 154 морской стрелковой бригады  старшему лейтенанту (впоследствии он получил звание подполковника) Ивану Назаровичу Рубану. Этой почетной награды удостоены 42165 доблестных офицеров).

«Мы дальше шли. И с каждым нашим шагом назад откатывался злобный, лютый враг». В составе I-го Белорусского фронта Сырен Андыков воюет на территории Польши. В одном из польских городов, в Демблине, во время одного из боев произошла неожиданная встреча Сырена с двоюродным братом Ошором Сагалуевым. Ошор, заметив азиата, сомневаясь, спросил: «Вы не из Бурят – Монголии?». Сырен в этом загоревшем, возмужавшем сержанте не признал своего брата. Как бы он узнал сразу Ошора, если, во –первых, его не видел давно, а во – вторых, возможно ли во время войны, в далекой Польше, встретить своего земляка. Поговорить им тогда не удалось: все спешили занять свои огневые позиции. Вновь затрещали пулеметы, раздались автоматные очереди, вновь раздалась команда: «Вперед!». Бой продолжался. Много полегло в том бою солдат. Раненых едва успевали доставлять в санбат. Были ранены в этом бою оба брата: Сырен – в ногу, а Ошор – в бедро. Изумлению не было конца, когда они встретились в стенах госпиталя и узнали друг друга. Впервые зазвучала в лазарете  бурятская речь: воспоминания полились ручьем. Лежа в госпитале, Сырен Жапович начал ходатайствовать о награждении бойца Сагалуева.  Его просьба была удовлетворена: Ошор Сыренович был представлен к ордену Красного Знамени, ему было присвоено звание младшего лейтенанта ( к концу войны Ошор Сагалуев еще  награжден орденом Боевого Красного Знамени). Когда зажили раны, они вдвоем попали в отдельный пулеметный батальон. Снова они яростно поднимались в атаку, заново уходили в очередную разведку.

Сырен Жапович особо отличился в боях за освобождение польского населенного пункта Яжебня Лонка 20 августа 1944 г. Будучи командиром 415 стрелкового полка Краснознаменной 1 стрелковой Брестской дивизии, умело управляя бойцами, уничтожил 35 немецких солдат. 25 августа 1944 г. в боях за высоту 103,3 солдаты под руководством Андыкова уничтожили 25 немцев: на личном счету командира 6 вражеских солдат. Раненый,  он продолжал руководить ими. Поспешил к нему на помощь командир, взявший дальнейшее руководство боем. Отважный офицер был эвакуирован в госпиталь. Подлечившись, снова оказался на передовой. С боевыми товарищами освобождал города Польши, Германии. Он отличился в который раз при прорыве сильно укрепленной обороны немцев западнее р. Нарев в Польше в январе 1945 г.

Победным маршем прошагал Сырен Жапович по улицам Ростока, Виттенберге, Шверина,  Нойбранденбурга, Варнемюнде, Магдебурга, Штральзунда…

Победно закончилась Великая Отечественная война: «народам Европы свободу принес жаркий солнечный май». Стал возвращаться домой народ – победитель. Не сразу вернулся домой боевой офицер. Приказ о его демобилизации был подписан только в декабре 1945 г.  Его грудь украшали два ордена Александра Невского, орден Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды, медаль «За отвагу»,  медаль «За взятие Варшавы», медаль «За взятие Берлина»… Сырен Жапович имел 64 благодарности от командования полка, дивизии, Верховного Главнокомандования.

Добрался он до родного дома только в феврале 1946 г. Встретили его, как истинного героя, родные, друзья. Но не суждено было ему встретиться с 62 земляками, погибшими на полях битвы, в том числе с двумя братьями Ошором, Жимбой, с 4 двоюродными братьями, с 6 троюродными братьями. С глубокой горечью узнал, что друг, призванный с ним в один день Сырен – Самбу Амханов, пропал без вести в ноябре 1943 года, как и 37 его односельчан.

Встречаясь с боевыми друзьями, он вспоминал «кровавое знойное лето 41, атаки в снега и морозы 43 и как в 45 -ом землю прусскую рвали русские бомбовозы».

«И 100, и 200 лет пройдет, никто войны забыть не сможет»…

Г.Г. Шахмалова, июнь 2017 г