«Каждое поколение эвенков должно вносить свой вклад в культуру» — директор эвенкийского центра «Арун» в Бурятии

У эвенков в настоящее время остро стоит вопрос сохранения и развития национальной культуры. Без этого невозможно развитие и возрождение эвенкийского народа. В Бурятии сейчас действуют различные общественные и государственные организации, занимающиеся культурой эвенков. Одна из них — центр эвенкийской культуры «Арун».

Он был создан в 1990-е годы, первоначально как общественная организация, хотя с государственной поддержкой. Позже он стал подведомственным учреждением Министерства культуры Бурятии. Первым его руководителем был эвенкийский композитор Виктор Степанович Гончиков, потом Мария Бодоуловна Бадмаева, ныне возглавляющая национально-культурную автономию эвенков Бурятии. Третьим директором стала Надежда Шеметова, ведущая эвенкийской телепрограммы «Улгур», любезно согласившаяся рассказать о деятельности центра.

— Наша задача – это сохранение и развитие эвенкийской культуры. То есть мы ее не только сохраняем, но и развиваем. Культура должна развиваться, и каждое поколение вносит свое в развитие этой культуры. Ежегодно мы принимаем на себя государственное задание, в котором четко прописаны все наши действия в течение года. Кроме того, у нас есть и ряд других направлений по обеспечению культурных потребностей нашего общества. Мы проводим мероприятия, направленные на популяризацию эвенкийской культуры, чтобы общество было с ней тоже знакомо. Это, наверное, ещё один шаг к согласию в нашем межнациональном обществе. Думаю, другие народы тоже должны знать об эвенках не только, что они живут где-то на севере в суровых условиях. Люди должны знать, что это за народ, какая у него культура, приобщаться к ней, — говорит Надежда Шеметова.

В числе упомянутых мероприятий — традиционный эвенкийский праздник «Болдёр». Он проводится раз в два года в сельских районах, и на республиканском уровне. Его проводят в районах и на республиканском уровне. Также, раз в два года проводится Фестиваль эвенкийской песни и танца имени Виктора Гончикова, в 2016 году состоялся уже в седьмой раз. Этот фестиваль стал уже одним их брендовых мероприятий Бурятии, на него приезжают эвенки из других регионов.

— Это, может быть, немножко смелое заявление, как будто мы хотим немного похвастаться. Но тем не менее, многие признают, что именно у нас происходят прорывные проекты по развитию культуры эвенков. Мне очень приятно, что на недавний фестиваль имени Гончикова, который прошел в ноябре 2016 года, был хорошо воспринят эвенкийским сообществом страны, к нам приезжали сами, не приходилось зазывать участников. Люди сами выходили на нас и говорили: «Мы хотели бы приехать, поучиться, поднабраться опыта. Нам очень интересна Бурятия, потому что мы знаем, что эвенкийская культура сейчас у вас на высоком уровне развивается». Мне было, конечно, лестно это слышать, хотя я понимаю, что до высокого уровня нам, наверное, еще далеко, — рассказывает Надежда Шеметова.

По её словам, на этот фестиваль приехал один из самых первых эвенкийских коллективов в России — «Осиктакан» из Туры в Красноярском крае. Они сказали: «Мы хотим приехать к вам еще, нам очень интересно, что у вас происходит». Приехало и два эвенкийских коллектива с побережья Охотского моря на самом севере Хабаровского края, приехали коллективы из Амурской области и Забайкальского края.

— То, что люди едут к нам за свой счет, едут с удовольствием — означает, что им интересно, как развивается культура у нас в Бурятии. В 2014 году у нас был прорывной проект – мы впервые создали пластический спектакль «Храбрый охотник Тымауль». Этот новый спектакль был совместным проектом с Колледжем искусств имени Чайковского. Он был поставлен по мотивам легенды именно эвенков Бурятии, была написана новая музыка. первая премьера была в концертном зале колледжа искусств, и получил очень высокую оценку нашего культурного сообщества республики Бурятия. Было очень приятно слышать похвалу из уст, например, директора ансамбля «Байкал» Дандара Жаповича Бадлуева. Потом состоялся показ спектакля уже на сцене Бурятского театра драмы, и это было очень хорошо воспринято нашей общественностью. Интерес был очень большой, — вспоминает Надежда Шеметова.

Она выразила благодарность министерству культуры Бурятии, за поддержку проекта. По словам Надежды Шеметовой, спектакль был поставлен за скромные деньги, приходилось много работать, специально шить костюмы, ткань для которых привозилась из Монголии. Позже, при поддержке Минкульта РБ и правительства Бурятии спекталь удалось показать и в северных районах республики, где традиционно проживают эвенки. Идеей Надежды Шеметовой было показать эвенкийскую культуру везде – и там, где она родная, и там, где её не знают. После показа в северный районах спектакль повезли в Кабанский, Селенгинский и Еравнинский район, сопровождая выставкой декоративно-прикладного искусства. Многие люди тогда очень удивлялись, что у эвенков есть столь развитая культура.

— Прежде чем увидеть спектакль, зрители посмотрели изделия наших мастериц, приходили, щупали руками, очень интересовались. Было очень приятно, и в то же время это говорило нам о том, что нашу культуру, культуру коренного народа жители Бурятии не знают. Но это, наверное, не вина их, а наша общая беда, что эвенкийская культура сегодня настолько мало представлена, мало люди о ней знают, — говорит Надежда Шеметова

Ещё одно направление – сочинение новых песен, для чего приходится работать с композиторами и исполнителями. Одна из песен, написанная для спектакля, стала неким хитом, эвенки ставили её на телефоны. За её исполнение на спектакле центр «Арун» выражает благодарность начинающей певице Дугарме Цыреновой. Надежда Шеметова подчеркивает, что национальная культура должна порождать что-то новое, а не стоять на одном и том же.

— Есть эвенкийские танцы, кочующие из фестиваля в фестиваль. Но должны быть какие-то прорывные проекты, на наши самодеятельные коллективы в сельских районах могли бы равняться, смотреть. Как, например, у бурят есть ансамбль «Байкал» — он для всей бурятской культуры, наверное, некий флагман. Вот такой же флагман должен быть и у самодеятельных эвенкийских коллективов в Бурятии, — считает Надежда Шеметова.

Ещё одним проектом центра «Арун» стал предложенный два года назад «Эвенкийский нимнгакан» — мини-спектакли на эвенкийском языке по мотивам народных сказаний. Нимнгакан, в переводе с эвенкийского – сказание, легенда, сказка. Когда-то нимнгаканы были очень длинные, эвенкийский сказитель мог петь его ночь напролёт, и ночи напролет его слушали. Сейчас таких сказителей уже нет, но эвенкам разных регионов, особенно в Якутии удалось сохранить записанные нимнгаканы. Цель мини-спектаклей на эвенкийском – помочь в сохранении исчезающего языка.

— Эвенкийский язык на сегодняшний день не исчез, но говорить о его состоянии без печали не приходится. Потому что на самом деле он находится в сложном положении, и боюсь, не исключено, что прогнозы ученых о его исчезновении сбудутся. «Эвенкийский нимнгакан» направлен, чтобы драматические мини-спектакли сподвигли людей проговаривать и играть сказки на своем языке, — рассказывает Надежда Шеметова.

Идею одобрила президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера в Республике Бурятия Надежда Будаева, поскольку ситуация с эвенкийским языком неблагополучная. Хотя в северных районах Бурятии он как бы преподается, на практике дети не владеют родным языком, хотя, казалось бы, изучают его в школе. Состояние эвеникйского языка для Надежды Шеметовой достаточно «больная тема».

— Да, в быту его не применяют, среды разговорной нет. Объяснений множество можно найти, почему дети не знают языка. Но давайте тогда не будем преподавать язык? Вы скажете «Как? Это язык коренного народа, его надо преподавать!». Но если мы его преподаем, давайте будем его знать. Я предложила реально взглянуть на ситуацию, и либо мы его преподаем, либо не преподаем. Чтобы не было вот этой фальши, потому что дети её чувствуют еще лучше нас. Когда можно прийти на урок, не выучив задание, потому что это эвенкийский язык, за него не спросят, двойку не поставят, и в четверти двойка не выйдет, его можно и не учить. И педагог также приходит на урок, зная, что ничего не сможет дать за один час. Дети придут домой и нигде не услышат эту речь, и она нигде не закрепится, а значит, можно провести этот урок формально. Получается некий замкнутый круг. Все это можно подвести под один знаменатель, что все это некая формальная ситуация, в которой участвуют дети. Это на самом деле очень нехорошо. Поэтому либо мы его изучаем, стараемся что-то, либо мы уже тогда сразу не будем его изучать, и разведем руками, не будем преподавать вообще и тратить государственные деньги, — говорит Надежда Шеметова.

При этом она подчёркивает, что ни в коей мере не обвиняет педагогов, которые мало что могут сделать без поддержки общества. И фестиваль, «Эвенкийский нимнгакан» как раз направлен на то, чтобы поддержать педагога, который один на один остался с этой проблемой в отдельном поселке, населенном пункте. Впервые он прошел в 2015 году, его провели в Курумканском, Баунтовском и Северобайкальском районах. В каждом районе, в поселениях компактного проживания эвенков готовили постановку, чтобы было, что показать на конкурсе. Столкнулись с тем, что и в эвенкийских селах уже плохо знают родную речь.

— Мы приезжаем в Улюнхан, решили, что из двух сел люди соберутся в одном все вместе и покажут свои представления. Видим, что село Улюнхан отнеслось серьёзно, а Алла подошли несколько формально. Выходят на сцену, чувствуется, что старались, но может быть, не совсем так. Выходит третий и показывает прекрасную постановочку на эвенкийском языке, в которой играют и дети, и взрослые, и пожилые люди. Вот собрались и поставили. А дорого не то, что они сейчас нам поставили, а то, что этому спектаклю предшествовало. Хотя бы два месяца люди приходили на репетиции, учились проговаривать роли на родном языке, обогащали свои знания языка. Если дети что-то изучали в школе, у них словарный запас небольшой, здесь приходит к ним женщина старшего возраста и говорит: «А вот надо правильно так». И идет обогащение словарного запаса эвенкийского языка у отдельно взятого ребенка, — рассказывает Надежда Шеметова.

Она вспоминает, что у зрителей в зале при звуках родной речи загорались глаза и появлялась улыбка на лицах. По окончанию конкурса людей спросили, нужен ли он им, поскольку его в некоторой степени провели принудительно. И жители северных районов с энтузиазмом ответили, что нужен, и следовало давно его сделать. Небольшая проблема возникла сначала в лишь в Северобайкальском районе, единственном, где представление показали на русском языке.

— Они сказали: «В нашем районе никто не говорит на языке». Мы: «Как никто?!». Они: «Ну вот так. Допустим, в одном селе один человек говорит, в другом два, в другом тоже два человека знают. Что вы хотите от нас?». Мы провели собрание, пригласили руководителей муниципальных образований, глав общин, занимающихся традиционными промыслами. Собралось очень много людей. Мы с Надеждой Будаевой объяснили цель проекта, и сказали что сценка для него на русском языке – не есть хороший показатель. Я посмотрела тогда на ситуацию, и сказала: «В принципе, мы не можем вас заставлять. Это должно быть ваше обоюдное решение – нужен вам этот конкурс или нет. Если вы скажете «нет, у нас эвенкийский язык в Северобайкальском районе умер», то мы ничего не сможем сделать, мы не можем вас заставить говорить на нем. Это должно быть ваше желание». Они сказали: «Нет, будем. Нам нужно, мы сами тоже хотим возродить свой язык, мы эвенки, мы должны язык свой возродить». Мы сказали: «Хорошо, давайте. Можете начинать уже готовиться с этого момента», — рассказывает Надежда Шеметова.

После этого в 2016 году состоялся второй конкурс, в котором Северобайкальский район занял первое место. Если в первый год из районов в Улан-Удэ выступить в театре «Ульгэр» приглашали только один спектакль, его показывали на сцене театра, то в 2016 году мы уже пригласили три спектакля: из Улюнхана один, из Россошино второй из Баунтовского района, и из Северобайкальского района.

— В Северобайкальском районе поставили 20-минутный спектакль «Чокондон», дети прекрасно говорили. Мы сидели и не верили вообще своим ушам, что они такой спектакль поставили на эвенкийском языке. Я была вообще в восторге, как оказывается, люди могут сделать, когда захотят. Было приятно, что в Северобайкальском районе мы нашли понимание у главы района, у руководителя управления культуры. Потому что конечно, когда есть понимание властей и есть ожидание поддержки от подведомственных структур, то естественно работа будет идти. И конечно, желание самих людей. В этом году они издали словарь местного диалекта северобайкальских эвенков, такая небольшая тоненькая книжечка, но это первый шаг. Было очень приятно видеть, конечно, что мы вносим какие-то реальные шаги, делаем, в плане возрождения языка. И педагоги эвенкийского языка на местах почувствовали интерес к своей работе неподдельный, что это действительно надо работать и надо задавать что-то, как говорится, какой-то результат. И в этом плане, конечно, наш конкурс я тоже считаю неким прорывным проектом, — говорит Надежда Шеметова.

Успех проекта «Эвенкийский нимнгакан» отметил и комитет по делам национальностей правительства РБ, и Минкульт республики. В 2017 году фестиваль состоится в третий раз, ожидается проведение на более высоком уровне. Надежда Шеметова отмечает, что в ранние годы советской власти детям эвенков в интернатах запрещалось говорить на родном языке, поскольку считалось, что это вредит усвоению учебного материала. В результате люди отучались от родной речи, и уже своих детей обучали языку не слишком охотно.

— И сегодня, чтобы вернуть эвенкийский язык в головы, на свое место, должна произойти некая революция в умах. Поэтому чем больше мы будем давать звучать нашему языку, в том числе на профессиональных сценах, появится уважение к родному языку. В общем-то, наверное, самая главная цель вот эта всех наших действий, — говорит Надежда Шеметова.

Еще один из прорывных проектов — издание антологии эвенкийской песни и музыки, чтобы сохранить творчество от утери, и создать своего рода «классификатор».

— Я подала заявку на президентский грант по культуре. И очень приятно, что мы его выиграли, наш проект получил поддержку. Я привлекла профессиональных композиторов, со мной работали Пурбо Дамиранов, Лариса Санжиева, привлекла знатоков языка, владеющих им, как говорится, от матери. Сильнейший знаток – это Зинаида Делбонова, которая работала у нас ведущей эвенкийской   радиопрограммы «Биракан». И мы работали два года над этим проектом, связывались со всеми регионами, в одни выезжали, с другими по Интернету связывались, было много интересных встреч и прочего. И мы этот проект сделали, издали книгу. Это то, чем мы можем гордиться сегодня, — рассказывает Надежда Шеметова.

Антология эвенкийской песни позволила спасти от забвения труды многих композиторов, о которых неожиданно выяснялось, что их нет в живых. Пришлось проводить кропотливую работу – связываться с родственниками, восстанавливать тексты песен по аудиозаписям. Сталкивались с проблемой, что звучали незнакомые слова местных диалектов, либо искажения от иноязычных исполнителей.

— Я считаю, что яркую песню «Орончакан» мы тоже спасли от забвения. Он гуляет по Интернету, но многие слова произносятся неправильно. Ии было невозможно исполнить её заново какому-то коллективу, потому что нигде текст не был написан. А когда стали писать, обнаружили, что некоторые слова были просто не по-эвенкийски сказаны, потому что исполнитель пел с сильным якутским акцентом. И нашему специалисту по языку пришлось очень много работать, чтобы песня была правильно записана. И так получилось, что и того, кто пел эту песню, его не было уже в живых, и автора слов. Нам удалось связаться с ее дочерью, просить, чтобы она нашла текст. Она сказала, что текста нет, но я очень благодарна ей, потому что потом она, изучая архив матери, нашла листочек, на котором эти слова были написаны. Она его нам в отсканированном виде отправила, это была просто находка, кончено. И вот тогда мы смогли эту песню нормально восстановить, — рассказывает Надежда Шеметова.

По её мнению, такие проблемы возникают из-за того, что исполнители поют на эвенкийском языке, не понимая языка. Ошибки потом масштабируются, копируются, повторяются другими людьми. Сложность сохранения культуры эвенкийского народа еще и в том, что при своем небольшом количестве он настолько сильно разбросан. Эвенки проживают маленькими диаспорами в девяти регионах России. Это тоже накладывает свой отпечаток на сохранение культуры, такой, как бедность репертуара, когда на фестивалях культуры одну и ту же песню или танец исполняет несколько коллективов подряд из разных районов. Как рассказала Надежда Шеметова, для преодоления ограниченности репертуара поставлена задача — каждый раз перед большим фестивалем создавать новые песни. К прошлогоднему фестивалю имени Гончикова были написаны две песни: «Эвэды асаткар», которую спела молодая исполнительница Дарья Хорышева, и детская песня «Девочка-хвастунишка» для нашего коллектива «Дылачакан»,  исполнена впервые детской школой искусств им. Бау Ямпилова. На песню «Эвэды асаткар» был поставлен танец лучниц, и он занял первое место на конкурсе.

— Каждое поколение должно вносить свой вклад в культуру, а не только почивать на том, что досталось от предков, — считает Надежда Шеметова.

Ещё один проект центра «Арун» — молодёжный фестиваль «Байкальский аргиш», проходящий каждое лето. Впервые его провели в 2013 году в формате палаточного лагеря на Байкале.

— Мы собирали эвенкийскую молодежь и жили в течение десяти дней в палатках на Байкале, и все эти десять дней были наполнены тем, что изучался язык, изучалась культура, изучалась история народа. К нам приехали впервые тогда в 2013 году эвенки из Якутии, они организовали такой автопробег, приехали своим ходом из Якутска на машинах, и мы отдыхали на Байкале. Тогда этот проект поддержала община «Дылача», и нам удалось провести большой грандиозный проект. С одной стороны эвенки из Якутии, с другой стороны – эвенки Бурятии, объединили два региона. И вот в течение десяти дней дети у нас были от 12 до 20 лет, и у нас была насыщенная интересная программа, — рассказывает Надежда Шеметова.

Она выразила благодарность профессору из Якутии Александру Варламову, который рассказывал молодежи об истории своего народа. Одно дело лекции в аудиториях, другое – когда ребята сидят у костра и им рассказывают, кем были их предки, почему эвенки такой народ, который расселен на таких огромных территориях, как это случилось, какова историческая предыстория всех этих наших расселений больших, всегда ли мы были такими малочисленными или нет. По мнению Надежды Шеметовой, молодым людям это очень важно знать. Последние годы, из-за требований Роспотребнадзора, приходится проводить мероприятие в более сжатом формате. Первый день обычно проходит в Улан-Удэ, на базе Этнографического музея народов Бурятии. На «Байкальский аргиш» приезжают дети эвенков как из районов Бурятии, так и из других регионов — Красноярского края, Якутии, Амурской области.

— И все они едут к нам с настроем, что здесь они узнают что-то большее, что здесь интересно, и это всегда обязывает. Потому что эвенки из соседних регионов всегда ждут от нас чего-то большего. В этом году у нас были красноярцы. Мы проводим мастер-классы по хореографии на базе этого лагеря, проводили мастер-классы по декоративно-прикладному искусству, к нам приезжала очень интересная самобытная мастерица из Хабаровского края, которая рассказывала, как по-настоящему должна изготавливаться традиционная одежда, секреты её пошива. Участвовала и наша местная мастерица, Евгения Гомбоева. Этот лагерь в 2016 году прошёл у нас очень насыщенно, как пройдет в 2017 году – еще пока неизвестно, — говорит Надежда Шеметова.

Таким образом, можно видеть, что центр «Арун» работает одновременно в нескольких направлениях, осуществляя несколько серьёзных проектов по сохранению и приумножению эвенкийского культурного наследия.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.