Тункинский район Бурятии — итоги года с новым главой

И вот, исполнился год со дня «февральской революции» в Тункинском районе. Достаточно длительный срок, чтоб можно было подводить какие-то итоги, делать оценки. Но сравнивать желательно с результатами предшественника за аналогичный период. Давайте же, сравним, что в Тунке было построено за первые годы бытности главой района как Ивана Альхеева, так и Андрея Самаринова в своё время.

Если вспомнить навскидку, в первый год работы Самаринова тункинцы получили удобную асфальтированную дорогу на курорт Вышка, вместо ужасной грунтовки, при езде по которой у машин слетали клеммы с аккумуляторов. Была заасфальтирована часть улиц и проведён водопровод в Кырене, ремонтировались детские сады. Это только за первый год.

Что же было построено при Альхееве? Мондинскую школу начали строить ещё при Самаринове. Дорогу на Нилову Пустынь и Хойтогол, базис строительства которой опять же заложил Самаринов, в минувшем году строить так и не начали, лишь через пень-колоду подготовили документацию, чтоб неосвоенные деньги не забрали обратно. Новый глава района участвовал на церемонии открытия цеха по переработке молока, но поддержку предприятию оказал в своё время тот же Самаринов. (Хотя новая районная власть не устаёт ругать прежнего главу). Складывается впечатление, что за год правления Альхеева в районе не было построено ничего. А новые объекты, на открытии которых он присутствовал как глава, были заложены ещё до него, ещё при прежней администрации.

Более того, разве в районе всё благополучно? Разве котельные хорошо обеспечены углем, а отопительные системы в порядке? Детский сад №4 в Кырене едва ли не весь февраль был закрыт из-за проблем с температурным режимом. Только сейчас, после возмущений родительской общественности, он возобновил работу, хотя в помещениях температура не превышает +18 градусов при требуемой цифре в +21. Испытывает большие финансовые трудности курорт «Аршан», которому прежняя власть помогала решать проблемы.

Добавим, что весь год альхеевского правления представлял нескончаемую череду скандалов, некоторые попадали в обзоры федеральных обозревателей. Достаточно вспомнить и массовый уход тункинских единороссов в знак протеста, и попытки «рейдерского захвата» местного отделения «Единой России» в нарушение прямых запретов республиканского отделения. Здесь же и погромы на курорте Нилова Пустынь, и серия увольнений педагогов, нелояльных новому главе — это даже вызвало протестный митинг учителей и родительской общественности. Жители села Тагархай, которым не оказали поддержки в строительстве спортзала, готовы сорвать у себя новые выборы. А публикации в районной газете «Саяны», содержавшие подчас оскорбительные выпады против сторонников прежней власти, щедро подливали масла в огонь.

Отметим, некоторые скандалы послужили причиной снижения политической устойчивости Бурятии в рейтингах федеральных политологов, а погромы на Ниловке изрядно отпугнули из района туристов. Добавим недовольство множества жителей района, возмущённых нарушениями на выборах, и не уверенных в легитимности нового главы, раскол в Тунке как простого народа, так и общественно-политической элиты.

Обычно после выборов страсти успокаиваются, и жизнь возвращается в прежнее русло. Но в Тунке за год альхеевского правления противоречия между приверженцами старой и новой власти только усугубились. Во многом это произошло из-за действий окружения Альхеева, явно решивших, что могут делать всё по «праву победителей». Впечатление, что весь год новая районная власть, по сути, лишь сводила счёты с политическими недругами и делила имущество доходных курортов Тунки. Между тем, в людях копится недовольство, выплеснувшееся на недавнем протестном митинге педагогов.

Разве можно в такой ситуации говорить о благополучии в районе, об успехах правления? Но это не помешало Альхееву и его сторонниками 17 февраля с помпой отпраздновать год своей победы на выборах, сняв банкетный зал кафе «Баянгол». (Отметим, прежние главы района традиции празднования таких годовщин не имели. Также, по некоторым сведениям, двумя неделями ранее Альхеев отмечал год победы более узким кругом, в обществе помогавших ему политтехнологов). Какие достижения «обмывала» команда Альхеева на этом «лукулловом пиршестве»? Чем они хвастались, поднимая тосты и закусывая роскошными яствами? Невольно вспоминается классическое изречение «пир во время чумы». Может, вместо весёлых празднований победы Ивану Альхееву стоило бы пытаться наладить отношения с главами поселений, которые в знак протеста не ходят на его планёрки, со старейшинами? Несколько удивительно, что человек с боевой наградой не нашёл возможности посетить недавний турнир в Торах, посвящённый героям Афганистана. На фоне всего этого давешнее «пиршество триумфаторов» смотрится не слишком уместным.

Никодим Васильев

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.