Старейшина Тунки Лопсон Шагдуров — о сельском хозяйстве района

Среди очень уважаемых в Тунке людей, ветеранов-старейшин нельзя не упомянуть Лопсона Найдановича Шагдурова. Это заслуженный аграрный специалист района, отдавший сельскому хозяйству более сорока лет. Он член совета старейшин района, хотя из-за проблем со здоровьем давно не появлялся на заседаниях.

Лопсон Найданович родился в 1933 году, и с малолетства занимался крестьянским трудом, его детство пришлось на самые трудные для страны годы.

— Нас не считали маленькими. Можешь сидеть на коне – копны вози, паши, греби. Так что можно сказать, что я всю жизнь в сельском хозяйстве. Тогда война началась, были разные передряги, но сельский народ их все-таки как-то пережил, — вспоминает Лопсон Найданович.

Закончив школу, учился на зоотехника сельскохозяйственном институте Улан-Удэ, ныне БГСХА. После окончания работал в сельхозпредприятиях района зоотехником, главным специалистом по животноводству, управляющим отделением, заместителем председателя. А в 27 лет был избран председателем колхоза имени Ленина в селе Торы. На этой должности он проработал до 1965 года, после работал в Туранском совхозе. Там он проработал пять лет, и в 1970 году оставил должность по состоянию здоровья. После этого его поставили в районе главным государственным инспектором по заготовке и качеству сельхозпродуктов, на этой должности Лопсон Найданович проработал двадцать шесть с половиной лет. По его словам, на пенсию он по возрасту должен был уйти ещё в 1993 году, но он переработал четыре года, уйдя лишь в 1997 году.

Яркий эпизод в жизни Лопсона Шагдурова – встреча с Никитой Хрущёвым.

— После того как меня избрали председателем,  я поехал на утверждение в областной комитет партии на бюро. Первый секретарь обкома партии Филиппов Василий Родионович в то время работал, он сразу меня узнал. Когда я в сельхоинституте учился, он был там директором. А я в институте одновременно работал дровоколом, после занятий, и в числе технических работников всегда перед ним на виду был. «Ты Шагдуров что ли? Почему не хочешь работать председателем?» — спросил он, повышая голос. Я говорю: «Я молодой, опыта у меня мало. Не смогу работать председателем колхоза». «Решение бюро Тункинского района считаем, должно быть в силе, вопросов не будет, можешь быть свободен», — говорит. Я встаю, он говорит: «Подождите, в марте вот на днях, через 2-3 дня уже будет совещание передовиков сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока в городе Новосибирске с участием первого секретаря Центрального комитета партии с Хрущевым. В числе делегации записать Шагдурова». Меня записали. Я говорю: «Я так не смогу, у меня и денег нету». «А тут дадут, не беспокойся». Мне там деньги выделяют. И в 1961 году поэтому принял участие в совещании передовиков сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока с Хрущевым, вот фотография висит, — рассказывает Лопсон Найданович.

Висит там и другая фотография – ещё 1936 года. Это делегация передовиков сельского хозяйства Бурят-Монгольской АССР, Иркутска и Читы в Москве. В их числе двое тункинцев, один за увеличение приплода овец был награждён орденом Ленина, второй – Знаком Почёта. Второй – тесть Лопсона Шагдурова, тогда ему было всего 26 лет. Вместе с передовиками сидят Сталин, Молотов, Ербанов, Ворошилов, Каганович – фотография достаточно уникальна. По словам Лопсона Шагдурова, эти фотографии вызвали немалое удивление у депутатов Народного Хурала от Тункинского района – Кима Галсанова и Бориса Ботоева.

Что касается самого Хрущёва, по воспоминаниям Лопсона Найдановича, в сельском хозяйстве тот делал много ошибок. Например, знаменитая эпопея с кукурузой, которую пытались насаждать и в малопригодных условиях Тунки.

— Запомнилось крылатое высказывание Хрущёва «Ленивая походка в Сибири не в моде». И еще: «Овёс – культура ленивых». Он хотел сказать, что выращивание овса, которым мы занимались – путь ленивых, а надо заниматься кукурузой, — говорит Лопсон Найданович.

Другая ошибка Хрущёва проявилась в борьбе с частными подворьями, когда сократили их площадь и количество скота ограничили одной коровой. Правда, позже эти перекосы старались выправить. Ещё одна проблема сельскохозяйственной отрасли советской эпохи – низкие закупочные цены на сельхозпродукцию, из-за чего колхозам подчас было выгоднее заготавливать лес, нежели заниматься прямой работой. В то же время Лопсон Шагдуров отмечает, что при советской власти поддержка сельского хозяйства со стороны государства была очень хорошей. В отрасли были твёрдые планы, можно было опираться на них, можно было договориться, чтобы изменить требования в масштабах района.

Что же заслуженный специалист-аграрий думает о сельском хозяйстве в Тунке и его перспективах? Для начала, Лопсон Найданович отмечает плачевное состояние отрасли в районе, хотя когда-то почти 40% его населения было занято в сельском хозяйстве. За 25 лет специалисты уже состарились и ушли на пенсию, материальная часть колхозов и совхозов пришла в негодность.

— Выше Кырена ничего не сеют, поля заросшие. В Тункинском районе было 30 тысяч гектаров пахотных земель, производились сто с лишним тысяч центнеров зерна, из которых тысячу продавали государству. Сейчас из этих 30 тысяч гекторов больше половины заросло ивняком, ельником, соснами, местами уже деревья в три-четыре метра. Остается только заново корчевать, чтобы освободить эти участки, — говорит Лопсон Шагдуров.

По его словам, это получилось из-за того, что после 1992 года половина земель района осталась бесхозной, вторая половина – людям, не имевшим техники, чтобы как следует её обрабатывать.

— Люди туда-сюда по одному трактору получили, сразу производство зерна оставили. Сейчас крестьянское хозяйство у кого 250-300 гектаров, там два-три хозяйства сеют. В результате перестройки больше чем наполовину уменьшился производственный потенциал нашего района. Земля, которая должна давать материальные блага, она уже отошла, заросла. Чтоб снова её возделывать, нужны очень большие средства – раскорчевать, заново вспахать. Тут нужно бригаду собрать, один человек не сможет, — объясняет Лопсон Найданович.

По мнению ветерана сельского хозяйства, поля не следовало забрасывать до такой степени, что они поросли лесом. Лопсон Шагдуров считает, в районе, опираясь на государственные субсидии, нужно создавать сельскохозяйственные кооперативы и иные предприятия, чтобы занимались производством зерна, выращивать хотя бы на корм скоту. К слову, правила Тункинского национального парка отнюдь не запрещают сельхоздеятельность. Животноводство, по его мнению, должно быть более приоритетным направлением, а земледелие – вспомогательным, учитывая, что земли Сибири не слишком плодородны, и климат создаёт зону рискованного земледелия. Но и поголовье скота, по его слова, с советских времён сократилось едва ли не в три раза. Кроме того, Лопсон Найданович недоволен, что производимое фермерами молоко часто приходится отдавать на корм телятам, так как не отлажены каналы сбыта. По этой же причине приезжие скупщики часто сбивают цену на заготовленное мясо. А ведь заниженные цены на сельхозпродукцию — основная беда, сдерживающая развитие сельского хозяйства,

— Простому крестьянину куда-то ехать, с кем-то договариваться очень трудно. Нужно на уровне руководителя района где-то договариваться об оптовых поставках, собирать, реализовать, — говорит ветеран.

Лопсон Найданович отмечает, что в Тунке около трёх тысяч гектаров добротных земель, на которых можно было бы выращивать до 40 тысяч центнеров зерна или картофеля. Выращивание картофеля Лопсон Шагдуров считает даже более перспективным, Тунка могла бы обеспечивать картошкой себя, а также поставлять в соседние районы Бурятии и Иркутскую область. Неплохой результат, по его мнению, могло бы дать и выращивание капусты. Лопсон Найданович отмечает, несмотря на суровый сибирский климат, засуха в Тунке явление редкое.

— В прошлом году приехали из Агинска, мы сказали, что у нас засуха, они не согласились: «Какая засуха?! Вы бы у нас посмотрели в июне желто, а вы еще и косилками сено косите». Картофель в Тунке сейчас выращивают частники для себя только, в промышленном масштабе уже нет. Один коллектив капусту выращивает, она исключительно хорошо растет, но опять проблемы с реализацией – туда возят, сюда возят. Конкретно работу сельскохозяйственного отдела ликвидировали, сидят два-три человека, не знаю, чем занимаются. А нужно конкретно наладить закупки, найти потребителя помочь этим овощеводам тоже было бы неплохо. До 1090-го года мы, инспектора, определяли, сколько, где и чего растет, куда это девать. Вот ездишь, договариваешься, подписываешь договора, — рассказывает Лопсон Найданович.

Ветеран вспоминает, что в Тункинском районе раньше был плодоовощной завод, при нем была мельница. На завод сдавали овощи, дикоросы, мельница молола зерно с совхозов. Этот завод кормил всё население района, но в Перестройку пришёл в упадок.

Могло бы иметь перспективу и свиноводство, даже с использованием травянистого корма, хотя можно применять и концентрированные корма. В целом, по мнению Лопсона Шагдурова, сельское хозяйство в Тунке могло бы давать большие результаты, если взяться основательно. Но, как сожалеет Лопсон Найданович, в районе уже не осталось профессионалов сельского хозяйства, а молодёжь в эту отрасль идёт неохотно из-за низких заработков. В администрации района, по его мнению, грамотных аграриев не осталось совсем. Лопсон Шагдуров отмечает, что многое зависит от администрации района.

— Раньше первый секретарь райкома партии, как дойка, ехал на ферму в пять утра, смотрел, как корову доят. А сейчас главы района хорошо, если раз или два в год проведут сельский сход, и все на этом. А нынешнего главу на эту должность никто силком не тащил. Он сам изъявил желание поработать главой района, взял на себя ответственность решить судьбу 22 тысяч человек населения района. Надо работать, людям помогать. Ко мне многие люди приходят и говорят, что изменений нет: отчетный год проходит, отчеты делают, говорят, что ничего не сделано. Одним словом, отзывы негативные. Скот, говорят, то ли увезли в другой район, то ли продали. И сельскохозяйственники говорят, что пока нет никакой работы. Но, поскольку район сельскохозяйственного направления, надо было поддержать отрасль, — говорит Лопсон Шагдуров.

При этом деятельность прежнего главы района Лопсон Найданович оценивает довольно высоко, хваля деловые качества.

— Когда Андрей Самаринов стал главой администрации, увидел, что он деловой человек, многое делает, добивается этих средств. Он за короткое время 50-60 объектов сделал. Я понял, что этого человека надо поддержать. Он ферму построил, молокозавод сделал. Там скот выращивали, молоко, сметану делали и людям продавали за 60 рублей. А то привозная сметана стоит 100 с лишним рублей. Он начал помогать крестьянским хозяйствам – трактора давал, коров 100 с лишним аборигенной породы привез, мы ему подсказывали. И каждый Сурхарбан он людей одаривал – то трактор, то еще что-нибудь, старался поощрить именно работников сельского хозяйства, хоть немножко. Он в последний год многое по сельскому хозяйству сделал. Но руководство республики ему сказало: «Давай снимайся», и он заявление на уход написал, — вспоминает Лопсон Найданович.

Ветеран отмечает и другие успехи Самаринова – строительство объектов инфраструктуры района, туристических объектов, поддержка культурно-спортивных мероприятий, обустройство святых мест. Поэтому ему было неприятно, когда против прежнего главы начали кампанию травли, цепляясь к мелким недоработками, или раздувая скандал на пустом месте. Тем более, что Лопсон Найданович в своё время руководил строительством совхоза, и знает, сколько трудностей сопровождает такую деятельность. Обидно заслуженному ветерану труда видеть и враждебность, расколовшую население района. Тем не менее, он верит, что благоразумие возобладает, и конфликты удастся преодолеть.

— Когда ситуация идёт несколько наперекосяк, против воли народа, получается вот такое разногласие. У основной части – вот эта кандидатура, и некоторых – другая. Пьяница и лентяй одного поддержит, а работящий – другого. Но мы этот раскол, конечно, преодолеем. Ведь живые, молодые люди. Я всегда повторяю изречение китайского политика Дэна Сяопина: «неважно, какого цвета кошка, лишь бы мышей ловила». Я считаю, какая разница людям, какой глава работает – хоть женщина, хоть мужчина, хоть слепой-хромой – лишь бы людям помогал, верно ведь? – говорит Лопсон Шагдуров.

One comment

  1. Мудрость не отнять ничем и никому! Какая сдержанная, объективная оценка ситуации в районе, особенно по сельскому хозяйству, которого практически нет. Действительно, неважно, какого цвета кошка — лишь бы мышей ловила!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.