Экономика, культура и права — современные проблемы эвенков Бурятии

Поговорим о проблемах эвенков Бурятии – культурных, экономических. Напомним, эвенки являются одним из коренных народов Бурятии, относящимся к категории малочисленных народов Севера (КМНС). В республике они населяют преимущественно северные районы — Баргузинский, Баунтовский, Курумканский, Северобайкальский, Муйский, некоторое количество живёт в Закаменском районе. Всего их насчитывается около 3500 тысяч человек.

Начнём с экономических проблем. К ней можно отнести ситуацию с традиционными видами деятельности, к которым относится оленеводство. Им эвенки занимаются в Баунтовском и Северобайкальском районе. Сейчас эта отрасль находится в плачевном состоянии, некогда многотысячные стада сейчас насчитывают лишь несколько десятков голов. Отметим, олень для традиционного эвенка – это всё: источник мяса, материал для одежды и обуви, транспортное средство. На олене можно ездить верхом, и даже запрягать. Панты оленей пригодны для лекарственных препаратов, рога используются для изготовления сувениров, шкура обычно идёт на унты, при хорошей технологической переработке кожа может служить для пошива одежды и аксессуаров. Так что оленеводство могло бы быть очень рентабельным видом хозяйства, при высокой численности стад. Но этому препятствует комплекс проблем.

— В оленеводстве нет кадров, сложности с оформлением оленьих пастбищ. Государственная поддержка мизерная, осуществлять перегоны оленьих стад тоже тяжело. Мешают также пожары и браконьерство, — рассказывает президент ассоциации КМНС Бурятии Надежда Будаева.

Надежда Будаева

Мешает и отсутствие поддержки малой авиации, и развал госпромхозов во время реформ. Как рассказала глава национально-культурной автономии эвенков Мария Бадмаева, оленеводческие фермы закупают оленей и пытаются увеличивать поголовье, но поддержки нет, они вынуждены выживать самостоятельно.

— Хотя оленьи стада могли бы служить, в том числе, источником мяса, при численности в 20-50 голов об этом пока не может идти и речи. Если бы тысячные стада были, можно было бы говорить о мясном производстве, а тут люди просто заняты традиционным хозяйствованием. Хорошо, что они хоть не забывают и обеспечивают самозанятость, — говорит Мария Бадмаева.

Традиционным эвенкийским промыслом является и вылов омуля, для чего эвенкам полагаются соответствующие квоты. Но, по словам Надежды Будаевой, в 2017 году квоты не распределяли, поскольку ожидают решения вопроса по полному запрету вылова омуля. Хотя можно предположить, что на популяцию омуля сильнее влияет хищнический вылов, осуществляемый в промышленных масштабах браконьерскими сообществами Баргузинского района, нежели вылов, осуществляемый КМНС по квотам. Тем не менее, этот запрет больно ударит по эвенкам.

Хотя охота также является традиционным промыслом эвенков, какие-то особые квоты для них не предусмотрены. Они получают лицензии на общих основаниях. Но, как сообщила Надежда Будаева, удалось добиться, чтоб начало сезона добычи нерпы перенесли с конца апреля на начало.

— В конце 2016 года внесли изменения, три года бились. Это наша маленькая, но победа. Теперь надо добиваться, чтобы дали разрешение  на отстрел с плавающих льдин, — говорит Надежда Будаева.

По её словам, согласно закону, для тех, у кого охота «является основой для существования», ограничений нет, но непонятно, что означает данная формулировка.

Сейчас ведётся работа по организации территории традиционного природопользования в Баунтовском районе. Её наличие позволит регулировать деятельность промышленников, пытающихся осуществлять деятельность на территориях проживания эвенков. По данному вопросу готовится проведение круглого стола в Общественной палате Бурятии.

Здесь следует отметить, что в сферу экономических вопросов эвенков входит и взаимодействие с предприятиями добывающей промышленности, действующими на их территориях исторического проживания. Например, добытчики нефрита, или же Хиагдинский уранодобывающий комбинат, относящйся к «Росатому». По словам Марии Бадмаевой, конфликтов с добывающей промышленностью эвенки пока не имеют, но хотели бы, чтобы в бюджет района для его развития перечислялось больше налоговых платежей. Сейчас перечисляется совсем небольшая часть. Также, по её словам, если нефритовые компании иногда оказывают какую-то поддержку, то АО «Хиагда» не считает нужным помогать местному населению.

— Хотелось бы, чтоб Хиагдинский комбинат делал инфраструктуру не только для себя, но и для близлежащих поселений, вроде Джилинды, куда невозможно доехать. Я ездила в Джилинду, видела, как они себе двухметровые дороги отсыпали, а почему бы сто километров до Джилинды тоже не обсыпать? Тогда весь вопрос был бы решён, а так люди для себя только делают, — говорит Мария Бадмаева.

Добавим, в северных районах отмечаются периодические поджоги охотничьих домиков эвенков, за минувшие два года такие случаи имели место дважды. Не исключается, что тут не просто вандализм, а чья-то целенаправленная попытка затруднить эвенкам перемещения в лесах, где в том числе работают добывающие предприятия.

Другая проблема – сохранение языка, культуры, традиций. С языком ситуация тяжёлая, поскольку молодёжь зачастую не считает перспективным тратить время на язык, который не очень пригодится в жизни. С другой стороны, есть энтузиасты среди людей самого разного возраста, стремящиеся освоить родную речь. В районах традиционного проживания эвенков язык преподаётся в школах, где-то как обязательный предмет, где-то лишь факультативно. НКА эвенков в Доме дружбы народов в Улан-Удэ периодически проводит собрания для приверженцев родной культуры, где принято говорить только на эвенкийском.

— Но это, конечно, полумеры. Если языковой среды нет в семье, это очень сложно возродить, — говорит Мария Бадмаева.

Эвенки Бурятии поддерживают связи с эвенками других регионов посредством в первую очередь, Совета эвенков России, объединяющего общественные национально-культурные организации. Заметим, в каждом регионе на культуру эвенков оказывают влияние традиции более многочисленных народов, населяющих эту же территорию.

Можно напомнить, проблеме сохранения культуры посвящалась научно-практическая конференция, которая прошла в Доме дружбы народов в декабре 2016 года. Там говорилось о сохранении языка, о проведении национально-культурных мероприятий, таких как летний традиционный праздник «Больдёр», о сакральных местах эвенков и археологических памятниках. Такие места обычно выглядят как скалы и подобные составляющие природных ландшафтов. Например, самый знаменитый – Белая гора у поселка Багдарин в Баунтовском районе. Но есть и рукотворные объекты, такие как наскальные рисунки-петроглифы. Например, в баунтовской тайге встречаются скалы с изображениями чумов, оленей, фигурок людей, выполненных красной охрой. Они отличаются от петроглифов, характерных для более южных районов Бурятии. О подобных объектах на конференции рассказывала доктор исторических наук Ольга Бураева.

Как сообщила Мария Бадмаева, сейчас ведётся работа по созданию карты сакральных мест эвенков. По завершении будет издан альбом «Священные места эвенков Бурятии», куда карта войдёт. Отметим, важной частью эвенкийской культуры являются традиции шаманизма. Космогония и пантеон эвенков отличаются от бурятского, многие обряды плотно завязаны на лес как сакральную сущность, или обожествление зимы. Следует отметить, у эвенков Бурятии шаманов насчитывается всего несколько человек. Учитывая, что при советской власти традиция была сильно утрачена, это создаёт угрозу её исчезновения. Но считается, что такая малочисленность – следствие более ответственного подхода.

— Шаманы – это очень серьёзное дело, а у бурят, не в обиду сказано, каждый десятый – шаман. Человеку с панталыку сказали, что он шаман, и он начинает делать обряды. А у нас, эвенков, это всё серьёзно. Шаманом ведь становятся не как человек захотел, а если сверху пришло. А то стал шаманом, начал шаманить. Надо думать о последствиях, как это отразится на детях – если что-то неправильно сделаешь, они очень сильно будут наказаны, — говорит Мария Бадмаева.

Мария Бадмаева

Продолжая тему культуры, отметим некоторую обиду эвенков, что их статус коренного народа Бурятии часто как бы упускают из виду.

— Коренным народом, который издавна населял территорию Бурятии, были эвенки. А сейчас посмотрите, к примеру, на памятник, поставленный ко Дню победы, там русский и бурят. Там эвенк есть? А из этнических казачьих формирований в Бурятии самым первым был создан Тунгусский пятисотенный казачий полк, кто-то об этом говорит? – недовольна Мария Бадмаева.

Отметим, эвенки Бурятии недавно отмечали двухсотлетие создания этого полка, в честь чего издали книгу «Тунгусский князь Гантимур». Можно добавить, в немалой степени именно его поддержка помогла России укрепиться в Восточной Сибири, потеснив Китай. Мария Бадмаева отмечает, что в прежние времена было немало в республике учёных, занимавшихся этой исторической вехой, но молодое поколение не проявляет такого интереса.

Ещё одной проблемой можно назвать ассимиляционные процессы, приводящие к размыванию этноса, риску поглощения более многочисленными народами. Но как прокомментировала Мария Бадмаева, они не могут запретить кому-то создавать семью с любимым человеком.

Из «политических» проблем эвенком можно отметить, что они слабо представлены в органах власти Бурятии. Хотя есть уполномоченный по правам КМНС Сергей Берельтуев, есть специалисты в комитете межнациональных отношений правительства республики. Законодательная база о поддержке эвенков существует, но нуждается в доработке.

— Республиканский закон о государственной поддержке КМНС есть, но он «рамочный», необходима разработка механизмов реализации, тогда может он заработает. В целом-то он неплохой, — говорит Мария Бадмаева.

В заключение можно добавить, в настоящее время Федеральное агентство по делам национальностей РФ готовит реестр КМНС. И одним из условий включения в него является необходимость жить в месте компактного проживания. Но многие населённые пункты, где живут эвенки, в том числе Улан-Удэ, такого статуса не имеют. Соответственно, их жители в этот реестр не попадают.

— Сейчас в многих крупных городах, где живут эвенки, таких как Салехард или Магадан, готовят необходимые документы. Я прорабатываю этот вопрос с мэрией Улан-Удэ. Для вхождения в перечень требуется соответствие ряду условие, таких как наличие культовых мест, общественных объединений по защите интересов КМНС, статистические данные о количестве проживающих в городе КМНС. Но самое главное – историческая справка, что на этой территории исконно проживали эвенки. Сейчас эта справка готовится в Бурятском научном центре. При наличии этих данных мы будем ходатайствовать перед правительством РФ, чтобы Улан-Удэ был включен в перечень, и мы вошли в реестр КМНС, — говорит Мария Бадмаева.

По её мнению, должна быть государственная воля, чтобы малочисленные народы России не оказывались ущемлены в правах.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.