Эвенки Бурятии

Эвенки — один из коренных народов Республики, населявших Забайкалье ещё до прихода монгольских племён. Их культура оставила след в Бурятии через славные имена в истории, многочисленные топонимы. Но у нас мало говорится о их жизни, культуре, проблемах. На эти темы я беседовал с председателем культурной автономии эвенков Марией Бадмаевой.

— Эвенки населяли Сибирь от Урала до Хабаровского края – рассказывает Мария Бодоуловна – Слова «эвенк» и «хамниган» — синонимы, хотя хамниганы лишь одно из эвенкийских племён. Слово «тунгус» уже не совсем корректно: русские казаки называли так все лесные племена Сибири. Сейчас в России проживает около сорока тысяч эвенков, примерно столько же в Китае. В Бурятии численность эвенков около трёх тысяч.
Таким образом, эвенки относятся к малочисленным народам и подпадают под соответствующие законы об их защите. В Республике они проживают в северных районах. В Баунтовском и Северобайкальском районах живут орочоны («оленные эвенки»), в Курумканском, Баргузинском и Закаменском – «мурчены» («конные эвенки»). Язык эвенков относится к тунгусо-манчжурской группе, не являясь монгольским.

Изначально эвенки жили в тайге, в холодных северных областях. Поэтому особых противоречий со монгольскими степняками не было, но конфликты всё же случались. Отголоски сохранялись и до недавних времён, когда в местах проживания с бурятами были случаи отгораживания друг от друга.
Традиционные эвенкийские занятия – оленеводство, охота, собирательство, ловля рыбы. Под влиянием монгольских кочевников эвенки, живущие ближе к степям, освоили скотоводство. Но исконный промысел – домашние олени.
— Олень для эвенка – это всё – рассказывает Мария Бодоуловна – Это мясо, это шкура на бытовые надобности и одежды, это рога на лекарства. Оленей запрягают в сани, охотники ездят на них в лес верхом. Модные унты-камусы тоже шьются из оленьих шкур. Получается безотходное производство.

Традиционным жилищем был «дю» — шалаш из бересты, коры и оленьих шкур. Позже эвенки позаимствовали у бурят деревянные юрты. Интересны и традиционные одежды эвенков «эвэды тэтэгэ», реплики которых демонстрировала Мария Бодоуловна. Они делались из кож оленя, сшивались кожаными тесёмками. Обильно украшались разноцветным бисером, чаще сочетаниями белого и чёрного – цвета с сакральным значением. Например, женский головной убор «дэрбэки», или хозяйственный пояс с кошелем «каптурга». Или опушенный мехом нагрудник «хэлми».
— Узоры на нём – визитная карточка – объясняет Мария Бодоуловна – По ним можно сказать, из какого рода эвенк, его социальный статус и даже количество оленей.
Религиозный культ эвенков – шаманизм. В отличие от бурят, эвенкийских шаманов совсем немного, и они держатся обособленно, не объединяясь в религиозные организации. Считается, что настоящих шаманов после советской власти практически не осталось. Порой по просьбам эвенков обряды проводятся бурятскими шаманами, (но те иногда ссылаются на нехватку магической силы). Есть свои святые места, например, сад камней в Суве. Одно из божеств пантеона – «Матушка-Зима», почитаемая наравне с бурятским «Белым старцем». На шаманских мистериях её изображают в ритуальной шубе из белого меха, расшитой бисером. В планах автономии – чтоб в Этнографическом музее наряду с «резиденцией Белого старца» появилась и «резиденция Матушки-Зимы».

Первые встречи русских с эвенками Забайкалья произошли в начала 17-го века во время экспедиций землепроходцев. Где-то происходили мирно, где-то сопровождались вооруженными конфликтами. Тем не менее, эвенки приняли русское подданство. Были созданы эвенкийские ясачные дружины для охраны границ. А в 1761 году был сформирован Тунгусский казачий пятисотенный полк, возглавляемый эвенкийскими князьми Гантимуровыми. Позже он вошёл в Забайкальское казачье войско. Также, землепроходцы часто брали в жены эвенкийских княжен, из-за чего второе поколение казаков было наполовину эвенками. Что касается споров вокруг установки в Улан-Удэ памятника основателям Ловцову и Васильеву, эвенки Бурятии принципиальных возражений не имеют.
— Споры вокруг этой темы выглядят смешно – считает Мария Бодоуловна – Это же наша история.
В годы Отечественной эвенки, благодаря охотничьим навыкам, служили разведчиками и снайперами. Самый знаменитый – Семён Номоконов из читинских хамниганов. На его счету 360 немецких и 7 японских солдат.

У эвенков Бурятии сейчас немало проблем. Первая – сохранность как этноса. Изначально немногочисленный таёжный народ стал растворяться. Многие буряты на самом деле эвенки, много эвенков с русскими фамилиями. Правда, последнее время многие люди стали искать эвенкийские корни, чтоб записаться в эвенки.
Другая проблема – язык, стремительно вытесняемый русским. Носителей живого языка становится всё меньше, средств на преподавание и литературу не выделяется.
— Язык преподаётся в школах в местах компактного проживания – говорит Мария Бодолуловна – Где-то он факультативен, по выбору. Но толку мало, если дома разговаривают на русском.
Проблемы и экономического характера. Распад СССР привёл к гибели эвенкийских госпромхозов, исчезла поддержка малой авиации. Из-за этого оленеводство в удалённых северных районах стало нерентабельным. Государственная поддержка слишком мала. Повредила и прокладка БАМа, когда многочисленные оленьи стада были истреблены браконьерствующими строителями. Эвенки стали создавать семейно-родовые общины, занятые разными промыслами. Но и тут подстерегали неприятности. Так, несколько лет назад прогремел скандал с общиной «Дылача», у которой отняли добычу нефрита.
— Я не хочу комментировать эту историю – говорит Мария Бодоуловна – Скажу только, что община занималась законной деятельностью, имела лицензию. А ещё «Дылача» платила стипендии студентам-эвенками, спонсировала наши культурные мероприятия, помогала издавать книги. Теперь этого источника у нас нет.

Можно видеть, что проблемы эвенков типичны для любого малого народа, слишком малочисленного, чтоб противостоять естественной ассимиляции и размыванию культурных традиций. Тем не менее, история знает примеры успешного самосохранения наций. Но главное – эвенки Бурятии борются со своими проблемами, не обвиняя в них никого. Хочется надеяться, что этнокультурные традиции этого северного народа не исчезнут. И что эвенки, несмотря на малочисленность, вновь прославят своё имя в истории России.

Василий Тараруев. Публиковалось в «Улан-Удэ — город добрых традиций».

 

One comment

  1. А еще эвенки профессионально били рыбу острогой. Лично в Баунте видел в 1988 году.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.